У окна    

 Невысокая, изящно сложенная девушка, накинув на плечи тяжелое одеяло, подошла к окну. Ее светлые длинные волосы были собраны в хвост. На лоб падала густая челка. Девушку звали Дана. Она не была красавицей, и никогда себя таковой не считала. Дана не умела строить глазки, заигрывать с мужчинами. Но в ее лице было что-то такое, что заставляло представителей сильного пола заглядываться на нее. Возраст девушки сложно было определить. Серые глаза смотрели по-детски наивно, открыто и доверчиво, но в них таилась какая-то житейская мудрость зрелой женщины.     Дана поднялась на носочки и выглянула в окно. Промозглый октябрь гонял по асфальту мокрые жухлые листья. Небо скрылось за  пеленой серых туч. Звуки улицы: рокот машин, детские голоса, шум ветра доносились из-за окна. Дана прислонилась лбом к холодному стеклу, жадно высматривая знакомый силуэт. Но тот, кого она с таким нетерпением ждала, все еще задерживался. Пальцы ее рук и ног сильно замерзли, и Дана плотнее укуталась в одеяло.     Она думала о том, что каждый человек в этой жизни исполняет лично ему предназначенную роль. Но иногда он может стать действующим лицом невозможных на первый взгляд событий. И случайные встречи с ключевыми фигурами способны кардинально поменять его судьбу.     Девушка отошла от окна и забралась с ногами на диван. Она задумалась, и воспоминания закружили ее.     

Знакомство    

 В тот день было не слишком жарко, потому что лето только что вступило в свои права. Дана стояла на автобусной остановке, сжимая в руке сумку. Белая приталенная рубашка с расстегнутой верхней пуговицей и ярко-желтые узкие брюки слегка подчеркивали ее стройную фигуру. Девушка смотрела на небо и думала. Почему в небе летом облака висят так низко? Вообще, летом совсем другие облака, не то, что зимой или осенью. Они могут быть как крупные куски ваты, пена в ванной или легкие перышки белых птиц…     Дана заметила на остановке высокого человека, который наблюдал за ней. Ничего особенного, она привыкла к назойливым взглядам незнакомцев. До чего надоедают фразы типа: «Девушка, как Вас зовут?.. Что Вы делаете вечером?.. Ого!.. Пойдем?..»  Но незнакомец и не думал к ней подходить. Дана вздохнула с облегчением. Уличные знакомства довольно опасны. Подошел автобус. Девушка поднялась по ступенькам и заняла свободное место. Высокий мужчина, который наблюдал за ней, зашел следом и протиснулся  глубже в салон автобуса.      Поездка в общественном транспорте – это как посещение театра. Часто мы становимся слушателями и зрителями чужих проблем. Вот и сегодня какой-то молодой человек, разговаривая по телефону со своей мамой, громко обсуждал свою жену. Дана стала невольной слушательницей монолога обиженного сына. Девушке показалось, что женщины в возрасте сочувственно вздыхали, глядя на парня, и думая о том, что не только их сыновья живут с плохими женами.     Дана задумчиво посмотрела в окно. Интересно, почему у большинства людей такие хмурые лица? Вон идет женщина на шпильках, при каждом шаге усиленно сгибая колени. На лице ее написано, что жизнь не удалась. А, может быть, ей просто трудно ходить на таких высоких каблуках, и поэтому у нее такое напряженное лицо? Но вдруг женщина надела эти неудобные туфли на шпильках именно для того, чтобы улучшить свою жизнь, например, встретить мужчину. Она, возможно, хотела привлечь чей-нибудь взгляд своими длинными изящными ногами. Но если мужчина поднимет взгляд с ног на лицо, то, скорее всего, он пройдет мимо… Дана улыбнулась.     Она достала свой мобильный телефон и решила почитать книгу, которую накануне загрузила в него. Дана так углубилась в чтение, что едва не проехала свою остановку. Она быстро вскочила с места, сунула мобильник в карман брюк и побежала к выходу. Девушка не заметила, как телефон незаметно выскользнул из ее кармана.     Она вышла на остановке и посмотрела по сторонам. Ей некуда было спешить. Внезапно она почувствовала, как кто-то сзади слегка коснулся ее локтя. Дана резко обернулась и увидела того самого мужчину, который наблюдал за ней на автобусной остановке. Незнакомец смотрел на Дану сверху вниз, он был на голову выше нее. Девушка смутилась. Она почему-то всегда стеснялась мужчин, которые были намного выше ее ростом.     — Это Ваш? – спросил мужчина.     Он протягивал Дане серебристый телефон. Девушка быстро провела рукой по карману, она помнила, что сунула телефон именно туда. Но карман был пуст. Она посмотрела на мужчину в растерянности.     — Да, это мой телефон, — неуверенно сказала Дана.     Надо же быть такой рассеянной! Хорошо, что этот человек нашел ее телефон и вернул ей. Наверное, он порядочный. Другой бы тихо спрятал чужой телефон в карман и пошел бы домой. А ведь современный мобильник – это как мини-компьютер, который хранит в себе кучу нужной информации.     — Вы уронили телефон при выходе из автобуса, — сказал незнакомец.     Она взяла у незнакомца свой телефон, слегка коснувшись его руки. Дана почувствовала тепло его пальцев.     — Спасибо! – произнесла Дана.     Она посмотрела на мужчину внимательнее. Внешность у незнакомца была самая заурядная. Короткие светлые волосы блестели на солнце, а в голубых глазах, казалось, отражалось летнее небо. Прямой, открытый взгляд, в глубине которого что-то скрывалось. Это было нечто такое, чего нельзя объяснить словами. Одет мужчина был по-спортивному: синие джинсы, белая футболка, кроссовки. Чувствовалась в нем какая-то небрежность. Именно такие люди не любят следовать общепринятым правилам.     — Следует внимательнее относиться к своим вещам, – улыбнулся незнакомец.     Он рассматривал ее и, по-видимому, не собирался уходить. Он как будто бы изучал ее лицо. Услуга, оказанная девушке, это прекрасный повод познакомиться. Но человек ничего не спрашивал у Даны: ни как ее зовут, ни номер ее телефона. Он просто молчал и улыбался.     — Как я могу отблагодарить Вас? – спросила Дана и внутренне вся сжалась от своего вопроса.     Понятно, какой последует ответ. И благодарить незнакомца таким образом она вовсе не собиралась. Но почему-то пауза слишком затянулась.  Мужчина достал из кармана блокнот и ручку, что-то написал на листке, вырвал его и протянул Дане.     — Меня не нужно благодарить. Просто позвоните, если захотите рассказать, о чем Вы все время думаете.     Она взяла листок. На нем был написан номер телефона и имя. Макс… Он еще раз пристально посмотрел на девушку. Казалось, что он оценивает ее.     — До связи, — сказал он.     Мужчина развернулся и пошел в сторону жилых домов. Дана стояла, глядя ему вслед. Она растерянно сжимала в правой руке телефон, а в левой — листок. Этот человек даже не спросил, как ее зовут…  

   Первый разговор     

Дана позвонила ему через неделю. Долго собиралась с мыслями, сомневалась, не понимала, зачем ей это нужно. Он странный. Он не спросил ее имени, не потребовал никакой благодарности, не смотрел на ее грудь или ноги. Незнакомец изучал ее лицо. И этот человек заметил, что она думает.  У него такой интересный взгляд, который, казалось, проникает прямо в душу.     — Здравствуйте, Макс.     — Здравствуйте. — ответил он.     Интонация его голоса была немного вопросительной. Дана не знала, с чего начать разговор, но подумала, что сначала ей нужно напомнить ему, кто она такая.     — Вы нашли мой телефон, неделю тому назад. На автобусной остановке. А потом оставили свой номер телефона. Помните?     — Да, помню.     — Я хочу сказать еще раз спасибо! – быстро произнесла она.     — Не стоит благодарности. Как тебя зовут?     Незнакомец сразу же перешел на «ты». Дану это несколько смутило, но она решила не заострять на этом внимания.     — Дана.     — Красивое имя. И странное, — по голосу было понятно, что он улыбается, — Ты знаешь, что оно означает?     — Это древнеславянское имя. «Данная».     Пауза. Слышно его дыхание в телефонной трубке.     — Ты позвонила для того, чтобы рассказать мне, о чем думаешь? – нарушил молчание Макс.     — Я не знаю. Просто позвонила и все. Мне кажется, я чем-то Вам обязана.     — Хочешь просто о чем-нибудь поговорить со мной?     Незнакомец задавал вопросы с неподдельным интересом, но Дане его заинтересованность была не понятна.     — Зачем Вам это нужно? – настороженно поинтересовалась она.     — Давай договоримся, что ты не будешь  отвечать вопросом на вопрос.     — Почему?     — Потому что ты все же позвонила мне, и это значит, что ты согласна играть по моим правилам.     Играть? Что же это за игры? Незнакомый мужчина, который ждет ее звонка. Что ему нужно от нее?     — Вам интересны мои мысли? – пыталась понять его мотивацию Дана.     — Конечно, ты очень интересная личность. Забавно было наблюдать за тобой. Кажется, что все мысли написаны на твоем лице.     — И какие мысли на моем лице Вы увидели? – удивленно спросила Дана.     — Ты смотрела на облака. Потом скользнула взглядом по мне, но, видимо, решила, что я не стою твоего внимания… — он негромко рассмеялся. — Потом рассматривала парня в автобусе, провожала взглядом женщину в окне. Потом так долго смотрела на свой телефон, потеряла его. А затем, на улице выглядела очень испуганной и растерянной. Это так трогательно!     Несомненно, собеседник чем-то притягивал ее. Может быть, своей необычностью?     — Сколько тебе лет? – вдруг спросил он.     — Двадцать восемь.     — У тебя есть муж?     — Нет, — ответила Дана, — я бы не стала Вам звонить, если бы была замужем. – пояснила она.     — Ты в этом уверена? – спросил он.     — Естественно, ведь за спиной своего мужа некрасиво звонить постороннему мужчине.     — В нашем в телефонном разговоре нет никакого злого умысла, — Дана опять почувствовала, что он улыбается. — Кстати, нередко муж сам толкает жену на шаг, когда она начинает искать общения на стороне. – Макс немного помолчал. — А мужчина у тебя есть?     — Нет.     Дане было неудобно отвечать на такие откровенные вопросы. И она не понимала, почему она на них вообще отвечает.     — Это странно, Дана. У такой привлекательной девушки не может не быть мужчины. Как ты думаешь, почему у тебя нет мужчины?     Дана задумалась. Да потому что скучно ей с мужчинами, которые обращают на нее внимание. Обычно не находится общих тем для разговоров, кроме погоды, фильмов, музыки. Приходится смеяться над типичными шутками и делать вид, что тебе интересно…     — Не знаю. Наверное, я слишком разборчивая.     — Тебе нравится получать цветы, слышать комплименты в свой адрес, принимать подарки от мужчин? – поинтересовался собеседник.     — Это приятно, но очень банально.     — Банально? – переспросил он.     Ее нездоровая порядочность и готовность только к серьезным отношениям отпугивали от нее многих мужчин.     — Да. Если мужчина активно начинает ухаживание, то очень часто он старается не ради серьезных отношений, а только для того, чтобы затащить женщину в кровать. Просто я чувствую это в самом начале знакомства, и мне это не нравится, — пояснила она.     — А что в этом плохого? – спросил Макс.     — В этом нет ничего плохого или хорошего. Это слишком прозрачно. Прежде всего, для того, чтобы заинтересовать женщину, мужчине нужно раскрыть себя перед ней так, чтобы она захотела пойти за ним. Я сейчас говорю про себя.     — Интересно ты мыслишь, Дана.     Пауза. Дыхание в трубке. Он задумался.     — А Вам сколько лет? – спросила Дана.     — Тридцать пять, — ответил Макс.     — Вы женаты? У Вас есть женщина?     — Сейчас нет.     Взрослый мужчина, далеко не мальчик, знакомится с одинокой девушкой на остановке. Он оставляет номер своего телефона. В процессе разговора он интересуется ее жизнью, задает нескромные вопросы. Дана решила задать ему откровенный вопрос, ведь он уже с самого начала разговора задавал ей подобные вопросы:     — Вы хотите секса со мной?     — Нет. Секс, как таковой,  меня не интересует.     Интересно, вот это что-то новенькое. Разве бывают мужчины, которых не интересует секс? И тогда какой же смысл должен скрываться в разговоре с незнакомой девушкой?     — А что Вас интересует?     — Ты, — ответил собеседник.     — Вы хотите, чтобы я для Вас что-то сделала?     — Да.     — Что именно? – дана пыталась понять его мотивацию.     — Я уже говорил, что просто хочу слушать твои мысли. Но я люблю правду, и терпеть не могу ложь. Если ты будешь меня обманывать – я это сразу же это пойму.     — Никто не запомнит тебя за твои мысли, — вспомнила известную фразу Дана. – Это грустно.     — Я запомню, — сказал Макс.     — Если честно, Макс, Вы очень странный. Я Вас побаиваюсь.     — Не бойся, я никогда не буду преследовать тебя. Ты сама мне позвонишь еще не один раз. А потом сама захочешь меня увидеть.   

  Рисунок    

 Прошло несколько дней после странного телефонного разговора. Дана утром убегала на работу и возвращалась совсем поздно. Вечером девушка читала книги или смотрела телевизор. Она думала о своей жизни. У нее были приятели, подруги, с которыми можно иногда весело провести время. Родители ее жили в другом городе, братьев и сестер у нее не было. Девушка работала в крупной компании уже несколько лет, и на работе ее любили, ведь она была исполнительным и неконфликтным работником. Она казалась себе непохожей на других, но эту непохожесть она ощущала где-то очень глубоко, может быть, только интуитивно.     Наступил выходной день. Рано утром, пока горячий чайник что-то тихо бурчал себе под нос, Дана быстро приготовила завтрак и с нетерпением открыла альбом для рисования.  Она любила живопись. И почему-то сегодня, сидя за кухонным столом в своей маленькой квартирке, она взяла в руки карандаш. Он в ее руке, как живой, побежал по альбомному листку. Дана рисовала дерево. Плавно, едва нажимая на карандаш, легкими штрихами. У дерева получился тонкий ствол, а корни ушли глубоко под землю. Изящные ветки расходились в разные стороны. Наверху девушка изобразила пушистую крону.     Прохладный ветерок задувал в приоткрытое окно и медленно шевелил занавески. Он такой странный, этот Макс. Что-то он не договаривает. Он же зрелый мужчина. Чем он увлекается? С кем живет? Он очень наблюдательный. А, может быть, это такой специальный прием – заинтересовать девушку своей неординарностью? Из ступора ее вывел щелчок закипевшего чайника. Она заварила себе черный чай с лимоном и сделала бутерброд с сыром.     Дана стала тщательно вырисовывать штрихами кору дерева. В стволе она нарисовала дупло, из которого выглядывала маленькая птица. По небу рассыпала кудрявые облака. Острые лучи солнца Дана штрихами разбросала по небу. Затем художница отложила карандаш и критически рассмотрела свое творение. Ей показалось, что в рисунке чего-то не хватает. Она потянулась за бутербродом и взяла в руку чашку с чаем.     После завтрака Дана выглянула в окно. Солнце взошло уже довольно высоко, небо было ярко-голубое, чистое, без единого облачка. Весело щебетали птицы, со двора были слышны детские голоса. Дана любила лето. Как хорошо было бы сейчас выйти из дома и просто погулять! Но бродить по улице утром одной как-то глупо. Она еще раз посмотрела на рисунок. Рядом с ним на столе лежал ее мобильный телефон.     Макс… Чем-то он ее притягивал. С ним почему-то очень легко разговаривать. Есть люди, с которыми при общении чувствуешь себя неуютно. Приходится искать темы для разговоров, усиленно копаться в себе и в них, чтобы найти что-то общее. Разговор с такими собеседниками получается каким-то натянутым. А с Максом было очень легко беседовать. Иногда незнакомому собеседнику в поезде ты можешь излить все, что наболело у тебя на душе. Но обычно такому собеседнику глубоко наплевать на тебя и на твои проблемы. Он выйдет на своей станции и тут же забудет про тебя. Но Макс был искренне заинтересован в ней. Почему?     Интересно, а что он сейчас делает? Может быть, еще раз позвонить ему? Она взяла телефон, нерешительно набрала его номер и вслушалась в протяжные гудки. После третьего гудка Макс взял трубку.     — Слушаю!     — Здравствуйте, Макс. Это Дана.     — Здравствуй, Дана. Рад тебя слышать.     Ей показалось, что голос его теплый. Как будто мягкие ноты его голоса завораживали ее.     — Я Вас не отвлекаю? Можно поговорить с Вами?     — Конечно. Что ты сейчас делаешь?     — Я дома одна. Я рисовала.     — Ты хорошо рисуешь?     Дана в детстве училась в художественной школе, но в жизни ей эти навыки не пригодились. Она иногда рисовала, когда о чем-то думала: узоры, деревья, людей.     — Не знаю, наверно, непрофессионально. Я больше для себя рисую.     — Ну и что же ты рисовала?     Дана взяла в руки свой рисунок.     — Дерево под лучами солнца, а в дупле – птичка.     — Интересно… — задумчиво произнес собеседник.     Девушка решила взять инициативу разговора в свои руки.     — Макс, а что Вы сейчас делаете?     — Сейчас я смотрю телевизор.     Она подумала, что два человека, рядом с которыми никого сейчас нет, держат в руках по телефонной трубке, и улыбнулась своим мыслям.     — Вам бывает одиноко? – спросила она.     — Бывает. Так же как и тебе. Ты одинока по жизни.     Вот это номер! Как он узнал об этом? Неужели сделал вывод, что если Дана звонит ему утром – то ей не с кем поговорить? Вовсе это не так. У нее есть подруги и приятели. Что-то уж слишком он самоуверенно заявляет про ее одиночество.     — Интересно, как Вы могли сделать такой вывод? Это неправда, — ответила она вызывающе.     — Скорее всего, я прав, — парировал он.     — Почему Вы так решили? – растерянно спросила она.     — Мне нужно посмотреть на твой рисунок, чтобы рассказать все о тебе более подробно.     Дана слышала о том, что по рисункам можно определить характер и наклонности человека. Но это довольно сложно.     — Вы изучали психологию? – поинтересовалась она.     — Немного.     Дана в недоумении замолчала. Этот человек был ей интересен. Хотелось встретиться с ним и просто поговорить, но она стеснялась ему это предложить. Макс, как будто почувствовав ее колебания, нарушил молчание первым:     — Ты хотела бы показать мне свой рисунок?     — Да, было бы интересно, – девушка помолчала немного и решительно продолжила, — Такая погода замечательная… Может быть, встретимся где-нибудь на улице? Конечно же, если у Вас нет других планов на сегодня.      — Хорошо. Через два часа встретимся в парке на проспекте Ленина. Там возле памятника есть скамейка, где я буду ждать тебя, — сказал Макс. – Только не приходи в брюках. Надень юбку и майку.     — Зачем это? – удивилась Дана.     — Потому что ты красивая. Хочу лучше рассмотреть тебя.     На что это он намекает? Если мужчина в самом начале общения указывает, как тебе необходимо одеваться, то он тиран. Или деспот. Вообще, какое он имеет право говорить, как ей следует одеваться?     — Нет, я приду в брюках, — упрямо сказала она.     — Ну, нет, так нет. Тогда вообще не приходи.     Она замялась. Хочется с ним поговорить, а он ставит ей условия. Но, если подумать, что это за условия? Ну что тут такого – выйти летом на улицу в юбке и майке? Тем более, Дана летом обычно именно так и одевается.     — Хорошо, Макс, я в юбке приду. И в майке.     — Отлично, буду ждать. Рисунок не забудь, — сказал он и положил трубку.    

 Первая встреча   

  Ровно через два часа Дана шла по парку к памятнику. На ней была короткая черная юбка и белая майка с тонкими бретельками. Девушка оделась так, как потребовал он. На плече у Даны висела сумка, в которой лежал рисунок. Волосы девушка распустила, а ее лоб закрывала густая челка.     Он ей был интересен, но она боялась его. Макс – совершенно незнакомый одинокий мужчина. Он занимателен, необычен, не похож на других. Правильно ли она делает, что идет на встречу к нему? Хотя они встречаются в людном месте, утром, на улице. Что может произойти на улице? Мужчина и женщина просто посидят рядом на скамейке, поговорят, а потом разойдутся по домам. Эта встреча расставит все по своим местам. Станет ясно, стоит ли продолжать общение с Максом. Ведь телефонный разговор никогда не заменит живого общения. По телефону любой может показаться героем или мачо…     Дана издалека увидела на скамейке силуэт мужчины. Она смутно помнила Макса после первой встречи, слишком непродолжительной она была. Ей запомнились только его глаза, а сейчас, подходя к нему, она украдкой могла рассмотреть мужчину внимательнее. Высокий человек, светлые короткие волосы, он не худой и не полный. Не скажешь, что у него атлетическое телосложение. Он явно не Аполлон, но в фигуре чувствуется какая-то мощь, сила. Джинсы, клетчатая рубашка навыпуск, кроссовки. Макс сидит, спиной облокотившись на спинку скамейки, ноги вытянуты вперед, с интересом глядит по сторонам. Вот он заметил ее, наверное, узнал. Даже не пошевельнулся, но теперь пристально смотрит на нее, не отрывая взгляд.     Дана, сгорая от стеснительности, преодолела путь до скамейки и села с ним рядом:     — Привет.     — Привет, — ответил он.     Макс повернулся к Дане, продолжая ее рассматривать. Как будто он внимательно изучал ее. Теперь мужчина смотрел ей прямо в лицо и улыбался. Она тоже смотрела на него, стараясь не отводить взгляда. У него необычные глаза, такие светло-голубые, прозрачные, холодные. Черты лица не правильные, нельзя сказать, что он красивый. Хотя что-то в нем есть, что притягивает женщин. Девушка не вытерпела и отвела взгляд в сторону. Макс выдерживал паузу.     — Рад тебя видеть, — наконец сказал он, – А ты интересная!     — В каком смысле? – вызывающе спросила Дана.     — Во всех. Принесла рисунок?     Дана открыла сумку и достала вдвое сложенный альбомный лист. Макс протянул руку и взял его. Он некоторое время всматривался в рисунок, а потом перевел взгляд на Дану.     — Хочешь узнать, что я о тебе думаю? – спросил он, улыбаясь.     — Да.     — Ты эмоциональна, но чувств не показываешь, скрывая их в себе. Склонна к обдумыванию своих поступков и поступков других людей. Впечатлительная, любопытная, не агрессивная. Закрываешься от внешнего мира. Ты не веришь в свою сексуальность и стесняешься показывать ее. Я прав?     Дана не знала, что ответить. Собеседник как будто моментально просканировал ее.     — Ну-ка, подними волосы, — вдруг сказал он.     — Зачем? – удивилась Дана.     Но Макс не ответил, а только смотрел на нее чуть насмешливо. Дана двумя руками собрала волосы на затылке в импровизированный хвост. Не опуская рук, она вызывающе посмотрела на Макса. Он спросил:     — Ну и как ты теперь сейчас себя чувствуешь?     — Прекрасно! – ответила она ему в тон.     — Ты специально скрываешь лицо за распущенными волосами? От кого прячешься? — вдруг спросил он.     Дана резко опустила руки, волосы упали на плечи. Она действительно испугалась. Такое впечатление, что Макс заглянул куда-то глубоко в нее. Мужчина улыбнулся и взял ее за руку. У него была теплая ладонь. Он держал ее руку так бережно и ненастойчиво, как держат за руку ребенка, успокаивая его. Он слегка поглаживал пальцами ее ладонь. У него была мягкая рука, и Дана начала успокаиваться.     — Мороженого хочется, — нарушил молчание Макс.     Ей стало смешно. Макс сейчас сказал ту фразу, которую должна говорить девушка на свидании. Она решила поддеть его:     — Сходить, купить?     — Да, — неожиданно ответил он.     Дана растерялась. А Макс уже достал из кармана деньги протянул ей.     — Какое мороженое купить? – только спросила она.     — На твой вкус, – ответил мужчина.     В нескольких метрах от скамейки, где они сидели, находился киоск с мороженым, и Дана направилась прямо к нему. Макс со своего места наблюдал за ней. Купив рожок с молочно-клубничным наполнителем, она вернулась к Максу, села рядом и отдала ему мороженое.     — Молодец, — сказал он. Освободив мороженое от обертки, Макс протянул его Дане, — Держи!     — Спасибо, не хочется, — сказала она.     Хотя мороженого очень хотелось. Солнце уже начало припекать, и становилось жарко. Макс пристально смотрел на нее, не убирая руку. Улыбка резко сошла с его лица. Он теперь смотрел на Дану жестко, не отводя взгляда. Девушка протянула руку и нерешительно взяла мороженое. Макс с довольным видом облокотился на спинку скамейки:     — Ешь!     Дана чувствовала себя неловко. Он продолжал смотреть на нее, а мороженое уже начало подтаивать. Дана аккуратно поймала губами стекающую по вафельному рожку розовую каплю. Макс чуть наклонил голову вбок, не отводя от нее взгляда. Она несмело лизнула языком верхушку. Да что тут такого? Она просто ест мороженое, которым ее угостил мужчина. И, не глядя на него, девушка стала поспешно собирать губами холодную сладкую массу. Макс молчал, продолжая смотреть на нее. Дана доела мороженое и вызывающе посмотрела на Макса.     — Красиво! – сказал он.     Дана покраснела. Он улыбнулся:     — Извини, но мне пора. Давай, я провожу тебя до автобусной остановки.     Они встали со скамейки, Макс взял ее за руку и повел за собой. Дана шла за ним, ничего не понимая.     — Ты очень интересная, Дана, — сказал он на прощание. – Я хочу, чтобы ты звонила мне каждый день.   

  Скажи мне, кто твой друг…   

  Дана действительно начала звонить Максу каждый день. Зачем? Она сама не могла ответить себе на этот вопрос. С ним было интересно. Он был начитан, очень много знал, а на все, чего не могла понять Дана, у него находилось простое и логичное объяснение. Когда она вспоминала, как, сидя на скамейке, новый знакомый держал ее за руку, или как не отводил взгляда, пока она ела мороженое, то сразу же странное приятное чувство разливалось по всему ее телу. Уже месяц пролетел со дня их первой встречи, а рука Даны сама каждый день тянулась к телефону и набирала номер: 8..9..2… Он всегда брал трубку.     — Добрый вечер, Дана.     — Здравствуйте, Макс. Очень хочется поговорить с Вами. Я слишком навязчива?     — Нет. Я ждал твоего звонка. Я еще раз повторяю, что хочу, чтобы ты звонила мне каждый день. Ты меня поняла? – его голос был твердым и уверенным.     — Да, Макс.     Он хочет, чтобы она звонила ему! Она звонит по вечерам и рассказывает ему о себе, а он только слушает, задает вопросы, что-то поясняет. Наверное, ему интересна ее жизнь. Но неужели постороннему человеку может быть интересна обычная размеренная жизнь другого человека?     — Итак, как прошел твой сегодняшний день? – спросил Макс.     — Я была на работе, а потом у моей подруги был День Рождения. Ей сегодня исполнилось 29.     Дана замолчала. Она не знала, почему именно об этом она решила ему рассказать сейчас.     — Хорошо. Что волнует тебя? – он был уверен и заинтересован.     — Мне тоже скоро будет 29. А потом 30. Это как жизненный рубеж.     — Ты переживаешь из-за того, что до сих пор одна? – он как будто видел ее насквозь.     — Да. Вы были правы, когда изучали мой рисунок. Мне одиноко, Макс.     Одинокая девушка среди бетонных джунглей. Живая душа в холодном каменном городе. Взрыв мыслей в пустом пространстве городского смога. Так иногда она ощущала себя.     — У тебя есть друзья? – спросил он.     — Смотря кого называть друзьями. Я разделяю людей в своем круге общения на друзей и приятелей. Приятелей много. Но только другу можно доверить все свои сокровенные мысли.     Дана задумалась. На самом деле, мало людей вокруг, которым можно доверить свои мысли. А полностью доверять можно только одному человеку – самой себе.     — У тебя когда-нибудь был близкий мужчина? – спросил Макс.     — Это было давно.     — Расскажи мне об этом, — попросил собеседник.     — Я встречалась с ним в течение нескольких лет. Он был официально женат, но не жил со своей семьей. Потом он уехал в Москву.     Дана как будто выдернула образ забытого человека из своей памяти. Его звали Дмитрий. Дана познакомилась с ним на работе, когда составляла договор для его компании. Потом как-то так получилось, что они стали встречаться. Почему-то он у нее ассоциировался с зимой. Это время года, когда природа дремлет, она неспешно живет, принакрывшись холодным снегом. В их отношениях не было летнего взрыва горячих страстей или весеннего пробуждения нежной любви. Зимний мужчина ухаживал очень красиво. Несколько дней в неделю он жил у нее. Иногда он приходил к ней и с горечью рассказывал про свою, практически уже формальную, семью.     — Это печально, Дана. Ты любила его? – в голосе Макса было искренне сочувствие.     — Я не знаю. Наверное, да. Он был старше меня на 15 лет. Я его очень уважала. Мне кажется, очень трудно любить мужчину как равного, если он намного старше тебя.     — Почему ты не уехала с ним? – Макс задавал вопросы тихо. Но как будто каждый новый вопрос призывал ее раскрываться ему все больше и больше.     — Он уехал со своей семьей. Все-таки жена имеет неоспоримое преимущество перед любовницей, — грустно улыбнулась Дана.     Она не хотела показывать зимнему мужчине, что расстроена разрывом отношений. Она не плакала, а умело надела на лицо улыбку и пожелала ему счастья, пряча глаза. А потом она выросла и все поняла.     — А он любил тебя? — спросил Макс.     — Теперь думаю, что нет.     — Почему ты так считаешь?     — Я просто заполняла пустое пространство в его жизни…     Через несколько месяцев она получила от него письмо. Он не хотел ее отпускать.  В их отношениях Дана была юной девушкой-весной, которая шла за взрослым зимним мужчиной. Он писал, что хочет ее увидеть, звал в свой город, обещал найти для нее работу и жилье. Он говорил, что разлука с ней — это очень долго и страшно. Но им уже было не по пути. На его письмо она не ответила.     — Этот человек был для тебя другом, в твоем понимании? – Макс продолжал настойчиво раскрывать ее.     — Я многое ему не договаривала. Например, я стеснялась сказать, что думаю о том, как он разведется со своей женой, и мы будем жить вместе.     Дана замолчала. Она вспомнила свои чувства, которыми была наполнена в тех спорных отношениях. Было такое подвешенное состояние… Мужчина с тобой и не с тобой одновременно. Здесь и сейчас — ты, а где-то там – дети и жена. Он говорил, что его супруга – типичная стерва, плохая жена и мать. Но были ли слова ее любовника правдой? Теперь Дана понимала, что стала для него чем-то вроде игрушки, развлечения, способа ухода от бытовой рутины. И этот «Зимний марафон» мог бы продолжаться довольно долго.     — Ты бы хотела, чтобы я был твоим другом? – вдруг спросил Макс.     Другом? Она давно считала его своим другом. И даже более чем просто другом. Это был малознакомый, но самый близкий человек для нее. Давно можно было бы перейти с ним на «ты», но что-то ее останавливало. Девушке казалось, что ее новый знакомый намного старше ее, умнее, логичнее. Он знал намного больше, был сильнее и морально, и физически, и поэтому что-то сдерживало ее. Она не могла перейти с ним на «ты».     — Я с Вами открыта, — уклончиво ответила Дана.     — Хорошо. Мне нравится, когда ты рассказываешь все, что думаешь, – сказал Макс.     Периодически у Даны возникали сомнения. А заинтересован ли Макс в ней, как в женщине? Ведь он ни разу за все время их общения ей не позвонил, не скинул ни одной СМС, не написал письма по электронной почте, не попытался сам с нею увидеться. Каждый вечер девушка первой звонила ему, и они разговаривали обо всем на свете.     Его голос был разный. Всегда тихий и спокойный, но с разными оттенками: иногда это был интерес, иногда радость и удивление, иногда грусть. Если ее собеседник сердился, то никогда повышал голоса. Просто тон его приобретал какой-то металлический оттенок. Ей очень нравился его голос в любых нюансах. И Дана уже чувствовала, что этот малознакомый человек становится слишком близким для нее. Как будто собеседник стал проникать глубоко-глубоко туда, куда она еще до этого никого не впускала.     — А у Вас были долговременные отношения с женщиной? – спросила Дана.     — Я был женат.     — Давно? – уточнила она.     — Два года назад.     Она не слышала в его голосе эмоций, которые выражают боль потери, расставания. Он отвечал тихо и спокойно, без надрыва.     — Что произошло? – участливо поинтересовалась Дана.     — Мы расстались из-за моих пристрастий.     — Каких пристрастий? – удивилась она.     — Я люблю ощущение власти над женщиной.     Как это? Что значит «ощущение власти»? Человек – это не чья-то собственность, тем более, женщина не может быть собственностью мужчины.     Макс немного помолчал и пояснил:     — В отношениях я стремлюсь сделать женщину своим продолжением. Она должна быть полностью покорной мне, иначе я не смогу ее принимать.     Дана задумалась. Постоянная женская покорность естественна или является пережитком прошлого? Это норма или отклонение? Ведь умная женщина знает, когда нужно быть покорной, а когда нет. Есть очень тонкая грань, которую опасно переходить. Если женщина становится лидером, то мужчина рядом с ней превращается в бесформенное амебное существо, а если будет постоянно покорной – в тирана.     Дана возразила:     — Женщина не может быть все время покорной. Требование покорности от женщины — признак мужчины, склонного к деспотизму и рукоприкладству. Он не уверен в себе и имеет кучу комплексов. И как можно относиться к покорной женщине? Никто не уважает существо, которое по-собачьи заглядывает в глаза.     Но Макс ей ответил, ведь он мог все разложить по полочкам:     — Приятно уважать цельную личность, настоящую женщину, которая дарит мужчине власть над собой. Но далеко не каждая женщина способна сделать такой ценный подарок, и не каждый мужчина достоин принять его…     Дана задумалась. Его слова слишком похожи на красивую сказку. Не может быть, чтобы такое было возможно в реальной жизни. Наверное, поэтому Макс так одинок.   

  Пять предметов  

   Она скучала по нему. Иногда Дана с трудом дожидалась окончания рабочего дня, бежала домой, наспех съедала бутерброд и тут же тянулась к телефону. А сегодня она не выдержала и позвонила Максу прямо с улицы, когда вышла из офиса.     — Макс, здравствуйте, это Дана.     — Привет, Дана. Что-то ты сегодня рано.     По звукам, которые доносились из телефонной трубки, было слышно, что он тоже находится на улице.     — Я соскучилась, Макс. Мне хотелось бы увидеться с Вами.     — Ты сейчас свободна? – спросил он.     — Да. Может быть, поужинаем в кафе?     Он некоторое время помолчал, а затем сказал:     — Через час в кафе «Звездочка», — и отключился.     Иногда ее собеседник мог резко прервать разговор, но Дана не обижалась. Она вообще была необидчивой, а именно к Максу девушка относилась как-то по-особенному. Он просто имел право прервать разговор первым, и все.     Через час она ждала его за дальним столиком в кафе, невнимательно рассматривая меню. Ведь ее мысли были заняты не едой, а тем, что она скоро увидит этого человека. Макс не был похож на принца из девчачьих сказок. Не о таком мужчине мечтают девушки. Но с ним было интересно. Дане нравились мужчины, с которыми можно было разговаривать обо всем.     Тут она увидела, что дверь открылась, и в кафе вошел он. В помещении было много народу. Девушка привстала с места и махнула Максу рукой. Он заметил ее, подошел и сел за ее столик напротив.     — Привет!     — Здравствуйте, Макс.     Она была очень рада видеть его. Ей хотелось его обнять и поцеловать, хотя бы просто в щеку.     — Заказала что-нибудь? – спросил он.     — Еще не успела.     Макс жестом подозвал официантку и сделал заказ для них обоих. Дана была удивлена тем, что он помнит, какие блюда ей нравится заказывать в кафе на ужин. Она рассказывала ему об этом недели две назад.     — Как дела? – спросил он.     — Хорошо, — сказала Дана.     По телефону с ним было проще разговаривать, а при встрече она просто терялась под его взглядом.     — Стесняешься меня? – спросил Макс.     — Ну, немного.     — И, тем не менее, сама предлагаешь встретиться. Почему?     Она посмотрела ему прямо в глаза:     — Вы мне нравитесь.     Он слегка улыбнулся.     — Ты тоже мне нравишься, — сказал он, — Чем я привлекаю тебя?     — Ум, логика, мужская сила, — ответила Дана. Макс с удовольствием внимал ей. Ему, похоже, было приятно слышать от нее такие слова. — Но Вы уж слишком нестандартный.     — Ты боишься моей нестандартности?     — Да, немного.     Официантка принесла заказ. Они ужинали, и Макс молча смотрел на Дану. Как будто он в очередной раз оценивал ее. Потом он сказал:     — А о чем ты мечтала в детстве?     — О велосипеде, — засмеялась она.     — Нет, ты не поняла. Какие фантазии у тебя возникали в подростковом возрасте?     Дана задумалась. Перед ее глазами возникла в красках ее старая фантазия. Она даже одно время рисовала такие рисунки.     — Вы будете смеяться, но мне хотелось попасть в гарем турецкого султана… Он молодой, красивый, сильный… — она смущенно замолчала.     Дана в нерешительности водила кончиком пальца по чашке с горячим чаем. В разговоре возникла тягучая пауза.     — Продолжай, — заинтересованно сказал Макс.     — Вокруг много девушек, но почему-то султан выбирает именно меня. Другие девушки ему просто неинтересны. И я каждый день нахожусь рядом с ним. Если он захочет – я танцую перед ним, если пожелает – делаю массаж, если прикажет – целую и ласкаю его так, как ему нравится. А он любуется мной. Ну, а еще… — Дана нерешительно замолчала. Последнюю фразу она не решалась сказать.     — Дальше… — потребовал Макс.     — Я сплю у него в ногах, — Дана покраснела.     Не каждому такое расскажешь. Зачем она рассказала это Максу?     Он молча смотрел на нее.     — Ты тоже нестандартная, Дана, — вдруг сказал он.     Для нее эта фраза стала неожиданной. Конечно, иногда она стеснялась чего-то, не договаривала, порой начинала размышлять, и простые вещи становились для ее понимания сложными. Считать себя непохожей на других – это, возможно, норма. Но когда о нестандартности тебе говорит посторонний человек – то его вывод заставляет задуматься.     Официантка принесла счет, и Дана потянулась за кошельком, но Макс жестом остановил ее.     — Платить должен мужчина, — сказал он. — Но ты сама позвала меня на встречу, поэтому должна расплатиться другим способом.     Дана опешила. Такого от Макса она не ожидала. Это было слишком не похоже на него.     — Каким именно? – настороженно поинтересовалась она.     — Ты должна снять с себя пять вещей, — сказал Макс, насмешливо глядя на нее. – В таком виде ты пойдешь домой.     Дана смутилась:     — Прямо сейчас?     — Да.     — Но тут люди…     — Ну и что?     — Я не могу.     Макс строго посмотрел на Дану:     — Я пришел по твоей просьбе сразу, не считаясь с делами и временем. И мне будет неприятно, если ты не выполнишь мою просьбу. Считаю, в ней нет ничего страшного. Начни с резинки для волос.     Дана подумала, что, действительно, на ней надето много таких вещей, снять которые не составит труда. Поэтому она стянула с головы резинку и распустила волосы.     — Один, — сказал Макс.     Девушка подумала и сняла с руки часы.     — Два, — констатировал мужчина.     Дана сняла сережки.     — Три, четыре, — продолжил счет Макс.     Безопасные предметы закончились. На Дане остались юбка и футболка. На ногах были белые босоножки. Но если она снимет обувь – то как доберется до дома? Идти по улице босиком не очень приятно, да и опасно. Если она снимет футболку или юбку – это будет нонсенс, ее тут же заберут в милицию.     — Макс, мне больше нечего снимать… — жалобно сказала она.     Он смотрел на нее спокойно, лицо не выражало никаких эмоций.     — Подумай, — ответил мужчина.     Дана оглянулась по сторонам. В полутемном кафе все столики были заняты. В проходах туда-сюда сновали официантки с подносами в руках. Казалось, никто не обращал на них внимания. Дана неуверенно взглянула на Макса. Он смотрел на нее, слегка наклонив голову. Левая рука просто лежала на столе, а пальцы его правой руки небрежно перебирали снятые предметы.     — Я жду, — сказал он.     Дана опять посмотрела по сторонам. Никто на них не смотрел. Люди за столиками были заняты едой или друг другом. Дана сзади двумя руками аккуратно расстегнула лифчик. Вытащила одну бретельку из правого рукава, вторую из левого. Мужчина внимательно наблюдал за ней. Девушка засунула руку спереди под футболку и вытащила лифчик снизу. Аккуратно свернула его под столом и положила в сумочку. Макс улыбнулся и взял счет:     — Молодец. Остальные вещи тоже убери туда же.     Пока Макс рассчитывался за ужин, Дана собрала со стола ранее снятые вещи и положила их в сумку. Макс взял ее за руку и повел на улицу. Дана очень неуютно чувствовала себя без лифчика. Ей казалось, что все смотрят на нее. Она буквально ощущала взгляды прохожих и не знала, куда деться от стыда. Макс проводил ее до остановки и посадил в автобус. На прощание он сказал:     — Ты полностью оправдываешь мои ожидания.     Не понятно почему, но Дане это было приятно.  

   Неожиданная встреча   

  Дни текли своим чередом. Дана на работе заполняла отчетную таблицу, где должна была указать сроки прохождения медосмотров сотрудников. Работа в отделе кадров несколько рутинная, и справиться с нею мог бы любой человек. Иногда у Даны возникала мысль, что следует расти выше, начать искать другую работу. Но в компании ее удерживали неплохая зарплата и весьма сплоченный коллектив. В кабинет вошел начальник юридического отдела Петр Николаевич:     — Дана, помнишь, мы с тобой обсуждали ранее, что принимаем нового сотрудника? Пожалуйста, оформи его, как положено.     Дана отвела взгляд от монитора. За спиной Петра Николаевича стоял молодой человек. Что-то в его облике ей показалось ужасно знакомым, но она пока не могла уловить, что именно. Это был высокий, хорошо сложенный молодой человек. Его темные волосы были аккуратно причесаны, хотя на лоб слегка падала волнистая прядь. Прямой нос, темные, почти черные глаза с длинными ресницами, красивые губы, тонкие нервные пальцы. Строгий серый костюм, белая рубашка застегнута на все пуговицы и дополнена галстуком. Дана улыбнулась:     — Здравствуйте. Прошу Вас, присаживайтесь. Пожалуйста, Ваши документы.     Петр Николаевич вышел, прикрыв за собой дверь, а молодой человек сел на стул напротив Даны и внимательно на нее посмотрел. Она смутилась: у него было очень знакомое лицо. Новый сотрудник улыбнулся.     — Здравствуй, Дана, — сказал он.  – Неужели ты меня не узнаешь? Я Влад, мы с тобой вместе учились в институте.     Внезапно зажглась искорка воспоминаний. Действительно, это же Влад! Как быстро летит время… Иногда на лекциях они сидели за одной партой. Он был таким смешным: высокий, худой и нескладный студент. Как-то на День Святого Валентина он подарил ей открытку с надписью: «Самой красивой девушке». Дана улыбнулась в ответ:     — Привет, Влад! Ты очень сильно изменился! Тебя просто не узнать.     — Ты тоже поменялась. Но, знаешь, ты стала еще симпатичнее, чем была. А помнишь, как я передавал тебе шпаргалку на экзамене по социологии?     — Да.     Они оба рассмеялись. Тогда с экзамена выгнали обоих, и потом вместе они ходили на пересдачу. После окончания института их пути разошлись. Говорили, что Влад уехал работать за границу. А Дана с головой окунулась в карьеру. Больше они не встречались, а ведь прошло уже семь лет.     — Слушай, я так рад, что встретил тебя! – сказал Влад.     Он взял ее за руку, поднес к своим губам и поцеловал. Дана растерялась и отдернула руку. Влад вышел из кабинета. Алена, коллега Даны по работе, соседка по кабинету и просто любопытная девушка, тут же накинулась на нее с вопросами:     — Интересный и такой симпатичный. Очень галантный мужчина! Ты давно его знаешь?     — Мы учились вместе, а потом он уехал за границу. По-моему у него был временный контракт, а сейчас его срок закончился.     — Кольца на пальце нет. Женат? – заинтересованно спросила Алена.     — В паспорте тоже нет штампа. Он не женат, во всяком случае, официально.     — Ну, хорошо, что появился еще один молодой и интересный мужчина в нашем коллективе. А то так надоели эти старые ловеласы вокруг! — засмеялась Алена и вышла из кабинета. Наверное, побежала рассказывать всем о новом сотруднике.     Дана продолжала заполнять отчетную таблицу. Рабочий день прошел какими-то отрывками и остался почти незамеченным. Она постоянно вспоминала странный поцелуй. Зачем Влад поцеловал ей руку? Они не виделись много лет. Может быть, он так выразил радость по поводу встречи?  

   Руки  

   Вечером Дана позвонила Максу.     — Здравствуйте, Макс.     — Добрый вечер, Дана. Как прошел твой день?     — На работу к нам устроился мой знакомый, его зовут Влад. Мы вместе учились в институте. Он мне при встрече руку поцеловал. Что это значит? Простая галантность или я ему нравлюсь, как женщина? Это намек на что-то?     — По-разному бывает. Он мог целовать твою руку из вежливости, заигрывая или с сексуальным подтекстом… Что ты почувствовала, когда он это сделал?     Дана вспомнила, как Влад взял ее за руку. Его руки были прохладными, а губы мягкими и теплыми.     — Если честно, то я не поняла. Руку отдернула. Мне показалось, что поцелуй руки был как-то не к месту…     — А ты смогла бы поцеловать руку мужчине? – неожиданно спросил Макс.     Странный вопрос. Вообще-то это делать не принято, и со стороны покажется ненормальным. Хотя…     — А что тут такого? Конечно, смогла бы, если бы я испытывала к нему благодарность, уважала его, — ответила она.     — Только поэтому?     — Наверное, да.     Дана задумалась. Нормально ли это – целовать руку мужчине? Она почему-то представила, как они с Максом сидят на скамейке в парке. Вот он берет ее за руку, а она наклоняется и… Дана прямо в этот момент ощутила его мягкую, теплю ладонь в своих руках. Внезапная волна возбуждения прокатилась по ее телу. Она представила, как целует ему руку. С трепетом, нежностью. Это было бы более интимно, чем простой поцелуй. Она закрыла глаза и прислушалась к своим ощущениям.     Да, она хотела бы поцеловать ему руку. Но сможет ли она это сделать? Вокруг ходят люди, смотрят на них удивленно и осуждающе. Со стороны будет выглядеть ужасно, если женщина поцелует руку мужчине. Ведь во все века, во все времена именно мужчина целует руку женщине, преклоняясь перед ее красотой. Естественно, поцелуй мужской руки – это не преклонение перед его красотой и не выражение вежливости. Простое уважение и благодарность? Глупо так думать. Что ж, начальнику на работе тоже следует руку целовать?     Допустим, заходит она в кабинет к Петру Николаевичу, он ставит свою визу на договор, она за это целует ему руку. А он медленно сползает со стула. Ей стало смешно… И Дана поняла, что ничего не понимает.     — Тебе смешно? – строго спросил Макс.     Она не заметила, что начала смеяться. Дана испугалась, что обидела его. Наверное, для Макса ответ на этот вопрос очень важен.     — Простите, Макс. Я просто представила, как на работе целую руку начальнику.     — Ты представила, как целуешь руку начальнику? Почему?     — Если поцелуй мужской руки – выражение уважения, тогда логично целовать руку начальнику. Но это смешно и глупо.     — А кому еще ты могла бы поцеловать руку?     Дана не решалась ему рассказать о той картине, которую ей нарисовало воображение. Но какое-то внутреннее ощущение толкало ее всегда говорить этому человеку только правду. Поэтому она медленно произнесла:     — Еще я представила, как я целую руку Вам.     — Что ты почувствовала в этот момент? – заинтересованно спросил Макс.     Дана замолчала. Сказать ему, что почувствовала возбуждение и какой-то особенный трепет? Как он это истолкует? Он очень хороший психолог. Будет считать ее ненормальной?     — Я жду, — напомнил он о себе.     — Мне очень захотелось это сделать, — тихо произнесла Дана. – Я неправильная?     Он ответил не сразу. Он как будто размышлял, стоит ли отвечать на ее вопрос. Наконец, Макс нарушил молчание:     — Ты особенная, Дана. Ты одна из тех женщин, которых природа создала для того, чтобы они подчинялись мужчине.  

   Гадкий утенок  

   Прошла неделя. Влад быстро влился в коллектив. Оказалось, что он очень сильно изменился за прошедшие годы. Самостоятельная работа за границей наложила на него отпечаток мужественности и уверенности в себе. Из скромного стеснительного паренька он превратился в красивого и интересного мужчину, с которым было приятно находиться рядом. Не нужно было задумываться, о чем говорить — Влад сам находил темы для бесед. Он был очень общительным. А сегодня, в выходной день, он позвал Дану просто прогуляться. Так как у нее не было на выходной никаких планов, она с удовольствием согласилась.     Дана сидела в парке на скамейке. Они с Владом должны были встретиться на улице, а потом посидеть в ближайшем кафе. Дана не смогла точно рассчитать время и поэтому пришла на 30 минут раньше. Она сидела на лавочке, подставив лицо под солнечные лучи.     Был не слишком жаркий летний день. На соседней скамейке сидели две мамочки с колясками, на другой удобно расположилась влюбленная парочка, напротив Даны какой-то мужчина читал книгу. По асфальтированным дорожкам гоняли подростки на роликах.     Дана любила незаметно рассматривать людей. Начитавшись в детстве рассказов о Шерлоке Холмсе, она пыталась применять его дедуктивный метод. Это была такая интересная игра: подмечаешь множество деталей, и на их основании делаешь один логический вывод.     Например, можно рассмотреть мужчину с книгой, который сидит напротив. На нем не слишком выглаженная рубашка, потертые джинсы, кроссовки. На вид ему лет 45. Человек читает книгу «Тайный мир Атлантов». Но постоянно поверх книги взгляд его скользит по ножкам мимо проходящих девушек. Скорее всего, это холостяк, который недавно разведен. Таких мужчин она называла «рыбаками». Да, действительно, только что «рыбак» приметил одинокую девушку с мороженым и присел рядом с ней на скамейку.     Кто-то сзади слегка дотронулся до плеча Даны. Она подпрыгнула от неожиданности и обернулась. Но это был просто Влад. Он улыбался:     — Привет. Ты пришла рано! Размечталась? Мне даже неудобно было нарушать твое уединение.     — Привет, Влад. Я так рада тебя видеть!     Влад выглядел великолепно. Одевался он всегда безукоризненно. Если костюм – то только классика, если рубашка – то белоснежная. Брюки идеально выглажены. Казалось, стрелки на штанинах даже воздух могут разрезать. Джинсы он в принципе не признавал, считая их одеждой для ленивых. Вот и сейчас на нем были темные, идеально выглаженные брюки и белая рубашка, цвет которой прекрасно оттенял его загорелую кожу. Верхняя пуговица на воротнике была расстегнута. Он был окружен легким облаком приятного аромата какого-то одеколона. «А он красивый», — подумала Дана. Очень броская красота, великолепие брюнета…     — Пойдем! – он протянул ей руку и помог подняться со скамейки.     Дане было неловко идти рядом с ним. Себе она казалась гадким утенком. Ну что это такое? Маленькая, худенькая, светлые волосы распущены по плечам, красная майка, джинсовая короткая юбка, босоножки на низких каблуках. И рядом высокий красавец в выглаженных брюках и белоснежной рубашке.  

   Крылья шоколадной бабочки   

 Они зашли в кафе и сели рядышком за столик. В приятном полумраке помещения народу было немного, ненавязчиво играла тихая музыка. Дана и Влад ждали уже минут пять, но к ним никто не подходил. Влад начал нетерпеливо оглядываться по сторонам.     — Не люблю, когда приходится ждать официантку,- сказал он. – В сфере общепита медлительность неприемлема.     Тут же подлетела официантка с меню.     — О, какие люди! И даже живые! — произнес Влад, открывая меню, — Вы шли с другого конца города? Вам не говорили, что медлительный официант может отвадить от кафе всех клиентов?     Когда официантка отошла, он продолжил мысль:     — Мы повсюду окружены медлительными, вечно тормозящими людьми! Это просто раздражает порой. Вчера вот еду – светофор уже зеленый, а человек еще думает, стоит на пешеходном переходе. Так можно всю жизнь проспать! Из-за тормозящих людей и возникают пробки на дорогах.     — Ну не всегда спешка уместна, — возразила Дана, — на пешеходном переходе лишний раз посмотреть по сторонам не мешает. Да еще за вечно спешащими людьми часто приходится исправлять ошибки и перепроверять что-то. А в кафе сегодня слишком людно – поэтому девушка не сразу смогла к нам подойти. Ничего, у нас все равно много свободного времени. Зато мы пять минут поговорили…     — Ты любишь шоколадные пирожные? – Влад перевел разговор на другую тему.     — Я не очень люблю сладости, но шоколад мне нравится. Это сладость с горчинкой, — улыбнулась Дана.     Она вспомнила, как любит есть шоколад. Раскрывает шуршащую серебряную обертку. Ломает шоколадку на маленькие дольки и в шахматном порядке выкладывает их перед собой. Каждую дольку она берет и отправляет в рот. Она ест ее медленно, чтобы прочувствовать сладко-горький вкус, затем запивает ее чаем.     — А какие ты любишь розы? – поинтересовался он.     — Мне нравятся другие цветы, — уклончиво ответила Дана. Она постеснялась рассказать ему о том, что запах роз вызывает у нее аллергию. – А почему тебя это интересует?     — Хочу лучше узнать тебя.     А вообще, Дана не любила, когда ей дарили цветы. Они ей казались символом кратковременности жизни. Сегодня и сейчас они свежи и прекрасны, завтра поникнут головками и сморщат свои лепестки, а послезавтра погибнут, и их выбросят в мусор. Они такие же, как юные девушки, молодость и красота которых постепенно сменяется увядающей зрелостью, а потом смертью. «Я поля влюбленным постелю…» — пел Высоцкий. Лучше уж получать в подарок поля живых цветов…     Дана и Влад пили кофе, ели шоколадные пирожные и болтали обо всем на свете. О работе, жизни, политической ситуации в мире, любимых книгах и фильмах. Хотя Влад был несколько закрытым, если заходила речь о нем. Не на все вопросы он был готов отвечать откровенно, кое-что умалчивал, нередко переводил разговор на другую тему или отшучивался.     Время пролетело незаметно, и официантка принесла счет. Влад расплатился за кофе. Проводив взглядом упорхнувшую официантку, он посмотрел на Дану:     — Ой, смотри, у тебя на щеке ресничка! Надо желание загадать и подуть на нее.     Он коснулся пальцем ее щеки. А потом внезапно притянул Дану к себе. От него слегка пахло ванилью и шоколадом, и Дане было приятно находиться в его объятиях. Она закрыла глаза. Его губы со сладким привкусом начали нерешительно касаться ее губ. Неуверенно и нежно, как взмахи крыльев бабочки. Сладкий аромат ванили и шоколада был так приятен, тихая музыка так расслабляла, сильные мужские руки так бережно удерживали Дану, что, казалось, потолок закружился над ней.     Несколько секунд она таяла в его руках, а потом, спохватившись, мягко отстранилась:     — Пожалуйста, не надо, Влад…  

   Ревность   

  Вечером Дана набрала знакомый номер. Протяжные гудки. После третьего собеседник взял трубку.     — Макс, добрый вечер, — поздоровалась Дана.     — Здравствуй, Дана.     Она начала с места в карьер.     — Макс, я Вам нравлюсь?     — Да, — ответил он.     — Чем? – настойчиво спросила она.     — Ты красивая, умная и нестандартная, — ответил он.     Она испытывала легкую эйфорию. Приятно, когда ты нравишься мужчине, а вдвойне приятно, когда не одному.     — А к чему эти вопросы? – поинтересовался Макс.     — Меня сегодня в кафе поцеловал мужчина, — поделилась она этой новостью с ходу.     — Ну, и как твои ощущения? – спокойно спросил Макс.     Дана не ожидала, что он задаст именно такой вопрос. Она думала, что он как-то проявит ревность, ну хоть немножко. Ведь если женщина нравится мужчине, то ему наверняка будет неприятен тот факт, что она целовалась с другим. Или нет? Может быть, Максу она интересна не как женщина? Может, он видит в ней просто друга?     — Приятно, — растерянно ответила она.     — Хорошо он целуется?     Дана совсем растерялась. Ее эйфория куда-то растворилась, и девушка просто осторожно стала рассуждать:     — Оценить качество поцелуя довольно сложно. Иногда нельзя определить, хорошо или плохо целуется человек. Кому-то нравятся жесткие и требовательные поцелуи, а кому-то легкие и воздушные.     — Ну и какой поцелуй был у него? – он задавал вопросы совершенно спокойно, практически без эмоций. Ну, может быть, с каким-то легким интересом.     — Легкий и воздушный.     — Симпатичный мужчина тебя целовал?     — Да, это был Влад.     Дана говорила уже тихо и медленно. Она не знала, какой вопрос последует дальше.     — Ты отвечала ему?     — Ну, было приятно. Да, я ответила…     Дана неуверенно замолчала. Она совершенно не понимала, почему он так спокойно относится к тому, что она поцеловалась с Владом.     — Макс, мне не понятна Ваша реакция, — сказала она.     — Почему?     — Неужели Вы меня совсем не ревнуете?     — Ревность – удел слабых, неуверенных в себе людей. Нельзя ее складывать в одну корзину с такими чувствами, как симпатия, любовь, доверие. Это отражение животного сознания человека, который пытается полностью подавить своего партнера для того, чтобы человек от него никуда не делся, не ушел, не исчез из его жизни. — ответил Макс, — Ревность мужчины не способствует снижению вероятности измены женщины. И этим чувством нельзя ее удержать.     — Возможно, некоторые мужчины при помощи ревности проявляют свою любовь к женщинам, – высказала предположение Дана.     — Вот смотри… Со стороны посторонних мужчин бывают ухаживания без ярко выраженного сексуального подтекста. Подобные знаки внимания по отношению к женщине, которая мне нравится, мне будут приятны. Если она нравится другим мужчинам, то это доказывает то, что я не ошибся с выбором. Ведь эта женщина все равно со мной. Когда же ей оказывают внимание с сексуальным подтекстом, то тут другой вопрос. Если она будет готова заняться сексом с другим мужчиной, то это говорит о том, что он ей гораздо приятнее, чем я. И поэтому я просто отпущу женщину, потому что желаю ей счастья. А проявление ревности – это не выражение любви, это мелочный эгоизм.     Он умел правильно и аккуратно все разложить по полочкам.   

  Письмо 

    Дана всегда приходила на работу одной из первых. Первым делом она включала компьютер и проверяла электронную почту. И сегодня она так же открыла свой почтовый ящик и увидела письмо от Влада:     «Привет, Дана! Я хочу тебе сказать многое. Я вспоминаю тебя. У тебя такие красивые глаза… Они безграничны, как ночь, то время, когда я пишу это письмо. Она меня затягивает. Даночка, я знаю тебя очень давно. Может быть, мы были знакомы в прошлой жизни? И там мы были вместе, но по воле судьбы нам пришлось расстаться для того, чтобы встретиться вновь. Но теперь я не хочу тебя отпускать. Быть может, вместе мы поплывем по океану страстей и откроем двери в мир исполнения всех желаний?     P.S.: Хочу радовать тебя каждый день. Загляни в верхний ящик своего стола».     Как приятно… Такие теплые слова, да еще и с самого утра. Какой он классный! И, похоже, она нравится ему… Дана открыла ящик и увидела уголок цветного картона, который очень походил на билет, рекламный флайер или еще что-то подобное. Она взяла яркую бумажку и поняла, что это билет на фотовыставку «Уравнение с двумя неизвестными», открытие которой состоится завтра. А ведь она при встрече только обмолвилась, что хочет посетить ее! Какой же он внимательный! Улыбаясь, она встала из-за стола и пошла в кабинет к Владу, который находился этажом выше.   

  Фотовыставка  

   На следующий день они встретились у входа в выставочный зал. Влад уже ждал ее там. Улыбнувшись, он взял ее за руку и поцеловал в щеку. Было видно, как он рад видеть ее.     Они вошли внутрь и увидели на стенах фотографии большие и маленькие, черно-белые и цветные. Каждый снимок нес в себе какой-то смысл. Действительно, это настоящее искусство – успеть поймать такой момент, который позволяет о многом задуматься. Дана с интересом рассматривала фотографии.     На одной из них была запечатлена шикарная блондинка, выходящая из дорогой машины. Девушка была в норковой шубе, на ее шее и пальцах переливались дорогие украшения. На руках у красавицы сидела маленькая гламурная собачка. А чуть поодаль, на улице,  прислонившись к стене, стояла другая девушка. Она была на высоких каблуках, в мини-юбке. Большая часть груди вызывающе обнажена. Глаза и губы ярко накрашены. Она смотрела вслед блондинке.     Другое фото. Улица. Грязные баки с мусором. Возле одного из них на земле сидит человек. Он бездомный, попросту говоря, бомж. В его руках – старая книга, листы которой буквально вываливаются из переплета. Человек читает Булгакова.     Следующая, черно-белая, фотография. Широко расставленные мужские ноги. Человек снят снизу по пояс. Между ног мужчины сидит девушка и смотрит прямо в объектив фотокамеры. В ее глазах — вызов.     Красочное фото. Жаркое солнце. Египет. Пески и пирамиды. На фоне пирамид – два пожилых человека смотрят вдаль, как в вечность.     Еще один снимок. Серое небо, нависшее низко над городом. Снизу – деревья и высокие дома. Дождинки длинными штрихами разбросаны по фотоснимку. Над городом с одной стороны – молния, а с другой – едва различимая радуга…     Дана с Владом вышли на улицу, и девушка с удовольствием вдохнула свежий воздух. Действительно, от просмотра фотографий такие мысли возникают, что просто дух захватывает. Влад взял ее под руку:     — Выставка слабая. Довольно скучная и безвкусная игра на контрастах. Впрочем, обывателям тоже хочется приобщиться к простому, но понятному искусству.     — Влад, пусть даже у людей обывательское понимание искусства по типу нравится — не нравится. Но эта фотовыставка, прежде всего, несет в себе философию. Каждая фотография оказывает не только эстетическое воздействие на человека, она также заставляет задуматься.     — О чем задуматься, Дана? – снисходительно сказал Влад, — Что касается того бомжа с книгой, например. По-моему, такие опущенные люди годны только для подметания улиц. И не стоит им приписывать способность размышлять.     — Ты так думаешь? Бывает, что даже интеллигентные люди попадают в нелегкое положение, – возразила Дана. – На этой выставке каждая фотография была отражением реальности. Фотографы сами ничего не привнесли в мир, они открыли именно то, чего мы не видели. Задача талантливого фотографа – показать нашу жизнь в очень неприглядном ракурсе, который обычно скрывается от посторонних глаз или намеренно замалчивается.     — Вряд ли, — возразил Влад, — Похоже, что большинство снимков постановочные. И сделаны они для того, чтобы просто сыграть на эмоциях обывателей. Но из выставки я понял одно: люди на 90% — это стадо, которому внушаются определенные установки. Например, показывают по телевизору, что уличная проститутка может найти своего принца – и молоденькие девчонки идут на панель. Я сейчас говорю про ту фотографию, с блондинкой.     Дана подумала о том, что часто блондинки в шикарных машинах своим внутренним содержанием мало чем отличаются от девушек, продающих свое тело на улице. Красавицы в шикарных авто так же продают себя, но за большие деньги.     — А я в этой фотографии другой смысл увидела, — сказала она.     — Даночка, в ней нет какого-то другого скрытого смысла. Нам сейчас продали гамбургеры, мы их съели, ведь гамбургеры любят многие. Но это не говорит о том, что американский фастфуд – шедевр  гастрономии, — улыбнулся ее спутник.     Как и любой спор, этот спор можно было продолжать бесконечно. Но Дана задумалась. В споре всегда есть две антагонистичные стороны. И не всегда одна из сторон утверждает совершенную истину, а другая полностью заблуждается. Бывают хитросплетения истин и заблуждений с обеих сторон, поэтому спор зачастую становится просто бессмысленным.     А вообще, если говорить о фотовыставке, то нереально трудно быть человеком искусства. Это же можно сказать о картинах, музыке, стихах и других произведениях. Если творческий человек создает что-то уникальное, то он никогда не будет понятным и правильным абсолютно для всех. Но он просто обязан быть очень смелым, и не должен бояться показывать свои мысли. Ведь человек как будто открывает кусочек своей души, а его могут запросто испачкать грязными руками… Интересно, а есть ли такие фотографии, которые художник снимает лично для себя, а не для публикаций в журналах и на выставках?  

   Девушка у ног  

   После выставки Влад предложил прогуляться по парку. Иногда Дана держала его под руку, время от времени они просто шли рядом. И Влад ей рассказывал о себе. О том, как он жил и работал все эти годы на Кипре, что государственное устройство Кипра напоминает чем-то Советский Союз. Он пустился в длительные рассуждения на эту тему.     Дана слушала его и рассеянно смотрела по сторонам. Ей хотелось поговорить про фотографии. Особенно про одну из них, которая вызвала в ней смесь странных чувств. Влад так отрицательно охарактеризовал снимок, где был запечатлен человек, читающий книгу. И просто страшно представить, что он подумает о Дане, когда она начнет разговор про фотографию женщины у ног мужчины. Она стеснялась начать этот разговор.     Девушка на фотографии смотрела прямо на Дану. Что отражалось в ее глазах? Исходя из здравого смысла, это должен был быть или страх, или возмущение, или ненависть. Но ничего подобного не было. В ее глазах была страсть. И вызов. Как будто вызов всему обществу, каждому, кто смотрит на нее и осуждает…     Покорность женщины… Не про это ли говорил Макс? Может быть, эта девушка подарила себя тому мужчине? Интересно, а что бы Макс сказал про ту фотографию? Она еще и еще рисовала в своем воображении неоднозначный снимок: девушка на коленях у ног мужчины, он держит ее за волосы, в глазах ее – вызов.     Внезапно черно-белая фотография стала меняться. Волосы девушки, которая сидела у ног мужчины, посветлели, стали длиннее. Черты лица начали преображаться. И с фотографии на Дану смотрела уже она сама. Это она, Дана, стоит на коленях у ног какого-то мужчины. По ее спине пробежала дрожь, и сердце забилось часто-часто. Она внезапно почувствовала возбуждение, смешанное со страхом, и желание, переплетенное с отторжением. Дана споткнулась. Влад подхватил ее за руку. Он заметил, что она побледнела.     — Дана, с тобой все в порядке? – участливо спросил он.     Она взяла себя в руки:     — Да, Влад. Немного ноги устали. Зря я надела босоножки на высоких каблуках. Давай присядем. Ты мне еще расскажи про Кипр. Это очень интересно.     Они присели на ближайшую скамейку. Влад продолжил рассказ о том, какое теплое и ласковое на Кипре море, как на каждом шагу там растут лимоны и апельсины, как весной цветут орхидеи и тюльпаны, а летом душистый олеандр наполняет воздух сладким ароматом. Дана слушала его голос. Он напоминал ей далекий шум моря, потому что девушка совершенно не вслушивалась в смысл текста. Ей надо было собраться с мыслями. Но, чтобы ее спутник не подумал, что она думает о чем-то своем, Дана периодически вставляла реплики типа: «Правда?» «Не может быть!». А Влад так был увлечен своими воспоминаниями, что даже не замечал ее состояния.  

   Мужчина, девочка и птицы   

  Под звук его голоса Дана размышляла. А что, если именно она способна перейти тонкую грань, которая разделяет независимость и покорность? Сможет ли она в этом случае стать понятной для кого-то? Дана откинулась на спинку скамейки и посмотрела вдаль.     В парке было много людей. Скамейку напротив занимала семейная пара с двумя детьми-подростками, которые ели мороженое. Слева расположились два пенсионера, играющие в шахматы. Справа – обнимающаяся парочка.     Взгляд Даны скользнул дальше, туда, где еще одна скамейка стояла возле фонтана. На скамейке сидел мужчина с ребенком. Дана посмотрела на девочку. Ей на вид лет пять – шесть, светлые пушистые волосы. Под лучами заходящего солнца они казались золотистыми. На девочке – розовое платье в цветочек. Она ела булку и беззаботно болтала ногами. Такая милая малышка, как куколка! Дана улыбнулась. Она любила детей.     Затем она перевела взгляд на мужчину. Он сидел вполоборота от Даны, повернувшись к ребенку. Плечом мужчина облокотился на спинку скамейки. Что-то знакомое было в его осанке, фигуре, и Дана всмотрелась внимательнее. Волна удивления и трепета, как будто водопад сверху, холодом окатила ее. Это же Макс! Да, точно, это он. Его фигура, черты лица, светлые короткие волосы. Тот же небрежный стиль в одежде: синие джинсы, белая футболка с надписью на груди. Это Макс вместе с каким-то ребенком.     Вот он достает пластиковую бутылку, по-видимому, с соком. Открывает ее и протягивает девочке. Она сует липкую булку в его руку и тянется к соку. Пьет… Вокруг скамейки топчутся бесцеремонные голуби. Птицы привыкли к тому, что в парке их подкармливают люди. Девочка отдает бутылку с остатками сока Максу. Он разламывает булочку на две части и половину возвращает ребенку. Они вместе начинают кормить голубей. Откуда-то появляются воробьи. Птиц слетается все больше и больше. Толкаясь и, наступая друг другу на лапы, они чуть ли не выхватывают хлеб из рук людей.     Дана, не отрываясь, рассматривала Макса. Но он ее не замечает, потому что занят ребенком. И вот, когда хлеб заканчивается, он достает из кармана влажную салфетку и вытирает девочке руки.     Ребенок соскакивает со скамейки и бежит к стае птиц. Голуби и воробьи, шумно хлопая крыльями, взлетают и дружно перемещаются на другое место. Девочка бежит за ними, спотыкается, падает, плачет. Макс соскакивает со скамейки и подбегает к ребенку. Он осматривает ее ногу. Наверно, девочка просто ушиблась и испугалась. Малышка хнычет, хватает его за шею грязными от падения ручками, прячет лицо у него на груди.     Макс поднимает девочку на руки, гладит ее по голове, обнимает и уходит с малышкой на руках. Дана провожала взглядом мужчину с ребенком до тех пор, пока они не скрылись за поворотом. 

    Возвращение в реальность  

   И это был Макс? Как такое может быть? Холодная логика и жесткость, сила и властность вместе с нежностью и заботой, любовью и трепетом? Хорошо, что он не заметил ее. Может быть, Макс не настоящий с Даной? Он как актер, играет с ней? Или он ненастоящий с этой девочкой? И что за ребенок был с ним? Дана решительно ничего не понимала. И тут из размышлений ее выдернул веселый голос Влада:     — А еще на Кипре в воскресенье парикмахерские не работают!     Дана еле сдержалась, чтобы не прыснуть от смеха. Тоже, знаете ли, проблемы на Кипре! Надо же, он до сих пор все еще про Кипр рассказывает. Она подумала, что неплохо было бы про это государство почитать в Интернете. Иначе ей будет очень неловко, если Влад как-нибудь скажет фразу типа: «А помнишь, я тебе рассказывал, что там обезьяны по улицам ходят?» А Дана и не вспомнит этого уморительного факта. И она уже внимательнее стала слушать его рассказ. Ей неудобно было перевести разговор на другую тему.     Иногда, рассказывая что-то забавное, Влад словно ненароком касался ее пальцев, руки или локтя. Дане было это приятно. И вдруг он, как бы нечаянно, обнял ее.     — Как ты хорошо пахнешь! – шепнул он.     Дана уже точно понимала, что Влад увлечен ею. Она смотрела на Влада, пока он говорил. Он ей очень нравился, как мужчина. Высокий, загорелый, стройный. У него была какая-то южная классическая красота. Несомненно, женщины просто не дают ему прохода. Таким мужчиной хочется любоваться. Проработав за границей несколько лет, после прекращения срока контракта Влад вернулся в Россию вполне обеспеченным человеком. У него была трехкомнатная квартира в центре города, автомобиль Лексус, и небольшой бизнес, в котором он был учредителем и получал с него дивиденды. Влад любил об этом рассказывать. Что скрывать, этот мужчина по жизни довольно успешен. Также он умен и красив.     Но почему он обратил внимание именно на нее? Дана — обычная девушка, маленькая, светловолосая, и по сравнению с ним она просто меркнет. Ему бы подошла высокая яркая блондинка с полными чувственными губами или жгучая брюнетка с высокой грудью. Но, бесспорно, Дане льстило его внимание. Хотя, что-то ее останавливало и не давало до конца расслабиться рядом с ним. Что именно – девушка пока не могла уловить. Это было что-то такое тонкое и прозрачное, как паутинка в воздухе, которая попадает тебе на лицо, а ты ее не видишь. Ты пытаешься смахнуть ее рукой один раз, другой, но не можешь ее убрать.     На своей дорогой машине Влад довез ее до дома. И, целомудренно поцеловав ей руку на прощание, пожелал спокойной ночи. Дана, стоя у подъезда, смотрела, как темный автомобиль разворачивается и уезжает. Ей показалось, он уезжает в другой мир, где она никогда не сможет находиться…   

  Правильный для тебя   

  Дана пришла домой, с облегчением скинула босоножки на высоких каблуках, и, забравшись с ногами в кресло, сразу же набрала телефонный номер, который уже помнила наизусть.     — Здравствуйте, Макс.     — Привет, Дана. Что у тебя нового? – ее как будто обнимал его голос. Он был теплый, как вечернее солнце.     — Я видела Вас сегодня.     — Правда? – удивленно спросил он, — Где?     — В парке. С Вами была маленькая девочка. Кто она?     — Это моя дочь.     Помнится, он упоминал, что от первого брака у него есть ребенок. Интересно, а говорят, что мужчины равнодушны к детям, потому что они не знают, что с ними делать. Подруга Даны как-то рассказывала, что если ее мужа посадить рядом с ребенком, то он будет просто сидеть и тупо на него смотреть. А у Макса с дочерью было полное взаимопонимание и гармония. Еще он с такой любовью обнимал ее. Наверное, все-таки, все мужчины разные. Как и женщины, впрочем. Макс прервал ее размышления:     — А я не видел тебя, Дана. Что ты делала в парке?     — Гуляла. Сначала была на фотовыставке, а потом пошла в парк.     — Очень хорошо. Ты хочешь мне рассказать про выставку?     — Да. Но я просто не могу описать все фотографии. То, что осознаешь при помощи зрительного восприятия, трудно описать словами. Это получится грубо, однобоко. Глядя на фотографию, ты получаешь эмоции, самые разнообразные, а потом думаешь, думаешь, думаешь…     — Какая фотография произвела на тебя самое глубокое или неоднозначное впечатление? Постарайся описать ее, — в его голосе чувствовался неподдельный интерес.     — На той фотографии был мужчина, точнее, нижняя часть его тела, до пояса. Это были мужские ноги в черных брюках и высоких военных ботинках. Ноги были широко расставлены. И, между ног мужчины, на коленях стояла хрупкая девушка. Он держал ее за волосы. Кажется, она смотрела прямо на меня…     Дана задумалась. Как будто фотография снова стояла у нее перед глазами.     — Продолжай… — заинтересованно приказал он.     — Макс, это унижение для женщины – стоять на коленях у ног мужчины?     — Для кого как. Не каждая может встать на колени перед мужчиной. Это место для настоящей женщины. Для одной это – унижение, для другой – удовольствие.     — А как мужчина относится к женщине, которая стоит перед ним на коленях?     — Мужчина? Он уважает и ценит ее. Но не каждый человек мужского пола автоматически попадает под клише «Мужчина».     Дана вспомнила свои ощущения. И видение, как девушка на черно-белой фотографии превращается в нее. По спине опять пробежала дрожь.     — Мне показалось, в глазах у девушки не было страха. Но мне было страшно за нее. А потом мне показалось, что она – это я…     Дана опять почувствовала возбуждение. Интересно, что скажет про это Макс?     — Ты еще с кем-нибудь обсуждала эту фотографию? – твердо спросил он.     — Нет.     Дана подумала, что такую тему она может обсудить только с Максом. Но почему?     — Ты была на выставке одна? – продолжал проникать он еще глубже.     — Нет, я была с Владом.     Макс немного помолчал.     — Тебе он нравится? – спросил он.     — Да. Он красивый, интересный, обходительный.     — Ты хочешь его?     Такой неожиданный вопрос смутил ее. Дана непроизвольно сжала телефонную трубку в руке. Она не знала, что ответить. Ничего себе, вопрос!     — Я жду ответа, — сказал Макс.     — Нет… Точнее, наверно, да. Но не сейчас. Ну, во всяком случае, не так быстро. У меня давно никого не было просто. Я не знаю! – она почувствовала, что лицо ее начало гореть. Ей было неудобно отвечать на такие вопросы. Тем более, когда об этом спрашивает другой мужчина.     — Он привлекает тебя, как мужчина? – допытывался Макс.     — Да, — тихо ответила она.     — Он – интересный человек? Тебе легко с ним общаться?     — Ну, в целом да. Но есть какое-то ощущение, что я ему не подхожу.     — Почему?     — Он слишком правильный. Таких правильных людей просто не бывает.     Она опять подумала, что Влад – умный, красивый, богатый, интересный и остроумный собеседник. Неужели у него нет никаких недостатков? Ведь так не бывает?     — Правильных людей не бывает. – прервал ее размышления Макс, — Но человек может быть неправильным для других, при этом полностью подходящим тебе. И его недостатки могут казаться тебе достоинствами. Он может быть правильным именно для тебя.     Дана была поражена. Истина – рядом, и стоит только протянуть руку, чтобы поймать ее. Ведь Макс понимает и видит все точно. Каждый вечер жизнь становится такой понятной, когда она слышит его голос в телефонной трубке… И вдруг она осознала, что безумно хочет его увидеть.     — Макс… Мне хочется встретиться с Вами, — прошептала она.     Он немного помолчал, как бы раздумывая, а потом сказал:     — Попроси меня.     — Макс, можно встретиться с Вами, пожалуйста? – послушно произнесла Дана.     — Хорошо. Но в этот раз я хочу дать тебе задание. – в голосе его зазвучали металлические нотки.     — Какое?     Эта игра ее затягивала. Дана почувствовала легкое возбуждение. Чувство было слегка смешано с интересом и со страхом.     — Я буду ждать тебя в своей машине возле памятника Пушкину. Надень короткую юбку и майку. Лифчика быть не должно. Ты сядешь в машину, мы отъедем за город. Там ты покажешь мне грудь. Затем снимешь трусики. Потом раздвинешь ноги.     Она была ошеломлена:     — Что?!     — Не бойся, я обещаю, что не трону тебя. Ты должна мне доверять.     — Нет!!! – внутри нее все бушевало. Как он может такое приказать ей?!     — Нет, так нет. Тогда встречи не будет! – жестко поставил точку он.     Дана колебалась. И это был с его стороны не просто разговор с сексуальным подтекстом. Или это игра? Возможно, так выражается его необычная заинтересованность в ней, как в женщине? А, может быть, он принимает ее за девушку легкого поведения? Но ей так хочется увидеть его…     — Я приду, Макс. – покорно ответила она.     — Жду. Завтра в 20-00. У меня КИА серебристого цвета, номер 856. До встречи.     Собеседник отключился. В квартире было тихо и темно, Дана так и не включила свет, когда пришла домой. Несколько минут она сидела на диване, крутила свой телефон в руках и думала. Вдруг ее телефон тихонько чирикнул – это пришла СМСка от Влада: «Даночка, спокойной ночи и сладких снов! Сегодня ты была неотразима. Ты самая красивая и умная девушка в мире! До завтра!»     Дана уснула на диване, не выпуская телефона из рук.  

   В серебристой машине  

   На следующий день после работы Дана быстро прибежала домой и оделась так, как велел Макс: черная майка, темная юбка. И еще… Она все время носила лифчик, а он велел ей прийти без него. Дана сняла его и положила в сумку. Затем надела босоножки и побежала к памятнику Пушкину, который находился неподалеку от ее дома.     Издалека девушка увидела припаркованный на стоянке серебристый автомобиль. Дрожа от страха и возбуждения, она подошла к машине. Макс ждал ее. Он не показывал вида, что ждет, но он ждал ее. Дана села на переднее сиденье рядом с ним и захлопнула дверь. Она стеснялась смотреть на него. В машине звучала тихая музыка.     — Здравствуйте, Макс.     — Привет, Дана.     Он внимательно оглядел ее.     — Молодец. Смелая девочка. Знаешь, чем все кончится, и все равно пришла. Поцелуй мне руку!     Это было неожиданно, как будто что-то вспыхнуло в ней… Сможет ли Дана поцеловать ему руку? Она часто думала и представляла это. Дана посмотрела на его правую руку. Она лежала на рычаге переключения скоростей. Широкая ладонь, длинные сильные пальцы, короткие светлые волоски. Дана с волнением наклонилась к руке и почувствовала едва уловимый запах мужского парфюма и его кожи. Она нежно коснулась губами его пальцев, и тут же по ее спине пробежала непонятная волна удовольствия. Дана медленно подняла голову. Макс смотрел на нее сверху вниз, улыбаясь краешками губ.     — Пристегнись, — приказал он.     Его голос был жестким. Она послушалась. Машина плавно тронулась с места. Они ехали по оживленным улицам, навстречу проносились автомобили, мимо шли по тротуарам люди. Ей казалось, что все смотрят на нее и догадываются, зачем она села в эту серебристую машину.     Дана знала, что ей предстоит сделать. Руки слегка дрожали, а сердце было готово выпрыгнуть из груди. Макс сидел совсем близко и смотрел на дорогу. Они общались по телефону уже два месяца. Он знал про нее все: где она живет, кто ее родители, место ее работы, интересы и увлечения. Ему были известны имена всех ее друзей. Он знал про ситуацию с Владом. Он даже имел сведения о ее увлечениях и фантазиях. Он знал про нее все или почти все.     Что знала про него она? Его зовут Макс. Он работает инженером в строительной организации. Он умен, логичен, очень начитан. Был женат и разведен. От первого брака у него есть ребенок, девочка. Он властный и жесткий. Он любит, когда женщина подчиняется ему. В нем есть что-то неправильное, много анормального, что резко осуждается обществом. И, тем не менее, ее тянуло к нему. Именно поэтому Дана сейчас сидела вместе с Максом в серебристой машине, а он вез ее за город.     И вот высокие дома закончились, справа и слева замелькали придорожные деревья. Машина свернула с трассы на проселочную дорогу и остановилась возле развесистого дерева. Сердце Даны стало биться еще чаще. Макс повернулся и пристально посмотрел на нее. Дана заметила, какие светлые у него глаза.     — Отстегни ремень, — распорядился он.     Дана была просто парализована страхом. Все мысли куда-то улетучились. Но она послушно выполнила его приказ.     — Покажи грудь.     Стеснение, страх, желание и упрямство  сплелись в ней одновременно. Она сидела, боясь пошевелиться. Макс продолжал в упор смотреть на нее.     — Если ты не выполнишь того, что обещала, то мне придется высадить тебя прямо здесь. Пойдешь домой пешком. Поверь мне, я этого не хочу.     Она медленно двумя руками ухватилась за вырез майки и оттянула ее.     — Пододвинься ближе! – скомандовал он.     Дана приблизилась к нему и зажмурилась, а он чуть наклонился над ней так, что она почувствовала его запах. Он заглянул в вырез ее майки, а потом его взгляд скользнул по ее лицу и задержался на нем несколько секунд. Затем Макс откинулся на сиденье, не отводя взгляда от ее лица.     — Хорошо. Хватит. Теперь снимай трусики.     Дана чуть приподнялась над сиденьем и дрожащими руками стала стягивать с себя трусики. Почему-то тонкая ткань все время норовила перекрутиться и запутаться. Наконец, Дана сняла их и сжала в правой руке. «Что за чушь!» – забилась в ее голове тревожная мысль.- «Ты сидишь в машине с практически незнакомым мужчиной, полуголая. Беги отсюда, Дана, беги, как можно скорее!» Но бежать было некуда. Она нервно сжимала в правой руке ажурные трусики.     — Отдай их мне!     Дана послушно протянула трусики Максу, и он положил их в карман.     — Подними юбку повыше, — велел он.     Она, стараясь не встречаться с ним взглядом, завернула и так короткую юбку до уровня талии.     — Раздвинь ноги, — приказал Макс.     Дана в страхе закрыла пылающее от стыда лицо двумя руками, но подчинилась. Руки и ноги дрожали.     — Шире!     Она почувствовала, как он наклонился над ней. Его дыхание холодком пробежало по ее голым ногам. Дана ощутила движение воздуха над коленом. Это его рука?     — Вы обещали не трогать! – нервно вскрикнула она.     Он тут же убрал руку. Дана сдвинула ноги и несколько секунд молча просто сидела, закрыв горячее лицо ладонями. Потом она решилась убрать руки. Макс молча смотрел на нее. На его лице не отражалось никаких эмоций, только глаза смотрели как-то по-особенному.     Что чувствовала она? Страх, возбуждение и облегчение от того, что все закончилось. Смесь этих трех несовместимых чувств вызывала странные ощущения. Желание подчиниться и не повиноваться, желание лечь под него и послать подальше. И все это одновременно.     — Хочешь, чтобы я потрогал тебя? – тихо спросил он.     — Нет! – нервно прошептала она.     — Хорошо.     Он смотрел на нее еще в течение нескольких секунд, а потом завел машину. Серебристый автомобиль развернулся и выехал на трассу. Они возвращались в город.     Макс  остановил машину возле ее дома.     — Повернись ко мне.     Дана посмотрела на него.     — Я доволен тобой. – сказал он.     Макс протянул руку, приподнял кончиками пальцев ее за подбородок. И она не успела понять, почему его глаза оказались так близко, а теплые влажные губы слегка коснулись ее губ. Он отстранился:     — Пока!     Дана неуклюже вылезла из машины и на дрожащих ногах пошла домой. И только дома она обнаружила, что трусики остались у него в кармане. В машине был его первый поцелуй… А позднее, через несколько месяцев, она поняла, что именно в тот раз на ее губах он впервые оставил свою метку: «Моя собственность».   

  Тот, кто просыпается раньше   

  Дана всю ночь проворочалась в своей кровати и почти не спала. Ей казалось, что она попала в паутину чего-то неизвестного и пугающего. И кто-то постоянно потягивает за нити, привлекая ее к себе.     Когда она слышит спокойный голос Макса, то ей трудно сопротивляться. Она почти теряет контроль над собой. Что произошло в машине? Почему Макс не воспользовался ситуацией? Ведь он мог сделать с ней все, что угодно. Любой мужчина так бы поступил. Но Макс сдержал слово и не перешел границ. А зачем она пошла на эту встречу? Почему она это сделала? Она выполняла его приказы через страх и желание. Может быть, Макс владеет гипнозом? В любом случае, эти отношения не совсем нормальные, они какие-то извращенные. Нужно заканчивать это общение, ничего хорошего не выйдет. Уже становится просто страшно.     Рано утром Дана появилась на работе. Она поднималась по лестнице на свой этаж, а ей навстречу уже спускалась Алена.     — Привет! – поздоровалась Дана. – Ты почему сегодня так рано?     — Привет, Дана. Не удивляйся, что кто-то встал раньше тебя, — отшутилась  Алена. – Кстати, не я одна – ранняя пташка. На твоем рабочем столе тебя уже сюрприз ждет. — И Алена побежала мимо вниз по лестнице.     Когда Дана открыла дверь в кабинет, то увидела, что на рабочем столе возле монитора расположился маленький плюшевый мишка. Он был светло-желтого цвета, с черным носом и коричневыми глазами. Такой мягкий и нежный, в своих лапах медвежонок держал красное плюшевое сердечко. Дана сразу поняла, что это подарок Влада.     Какое это незабываемое ощущение – вновь почувствовать себя маленькой девочкой, которой дарят игрушки! Дана взяла мишку в руки. Он смешно пружинил, она ощущала, что игрушка наполнена какими-то мелкими шариками. Дана покрутила мишку в руках. Наверное, Влад в скором времени захочет большего, нежели просто гулять с ней по улице, держать за руку и дарить на прощание поцелуй. Но ей казалось, что она пока не готова к близким отношениям с ним. Но почему? Что сдерживает ее?     Начался обычный трудовой день, и Дана погрузилась в работу.  

   Под дождем  

   Небо хмурилось весь день, а вечером пошел сильный дождь. Он назойливо стучался в окна, ударялся о листья деревьев и смешно прыгал по лужам на дорогах. Дана вышла с работы, прижимая к себе мягкого плюшевого мишку. Девушка зябко пожала плечами и быстро побежала к автобусной остановке. Зонта у нее не было. Неожиданно рядом с ней остановился темный Лексус, и Влад гостеприимно открыл дверь:     — Дана, садись, подвезу тебя до дома.     Она быстро запрыгнула на переднее сиденье и захлопнула за собой дверь. Капли воды блестели на ее лице и волосах. Одежда также была вся в мокрых пятнах. А Влад выглядел безупречно, как будто он только что пришел с какой-то презентации или служебного заседания. Темные волосы причесаны, идеально выглаженная белая рубашка была без единого пятнышка, серые брюки совсем не пострадали от грязи. Казалось, дождь обошел его стороной.     — Спасибо, Влад. И спасибо за мишку, я поняла, что это твой подарок, — улыбнулась Дана.     В его машине стоял приятный аромат ванили. Влад протянул руку и взял с заднего сиденья аккуратно сложенный плед. Он развернул его и накинул Дане на плечи. Девушка с удовольствием завернулась в него. Плед был коричневого цвета, мягкий, как мех какого-то экзотического животного. Дана представила, что они с Владом находятся в пещере, и он заботливо накрывает ее шкурой леопарда. Влад включил тихую музыку.     Дана не любила дождь. Ей казалось, что небо обиженно плачет, а по улицам ходят грустные люди, мокрые от слез. Но сидеть в удобной иномарке рядом с красивым мужчиной было приятно, а плед уютно согревал ее плечи. Дождь глухо стучался где-то за окном, не нарушая своей назойливостью маленькое теплое пространство. Черный Лексус осторожно развернулся и выехал на дорогу.     – Ты вчера был на мойке? — спросила Дана, чтобы начать разговор, — Жаль, машина сегодня испачкается под дождем.     — Ты прямо Шерлок Холмс! – удивился Влад, — Как узнала?     — Элементарно, Ватсон, — весело улыбнулась она, — просто у тебя квитанция сохранилась,- Дана показала на обрывок бумажки, который лежал перед лобовым стеклом. Влад бросил на него беглый взгляд рассмеялся.     Дождинки крупными каплями стекали по лобовому стеклу, и Дана наблюдала, как стеклоочистители размеренно двигаются вправо-влево, вправо-влево. Их работа казалась такой гармоничной, слаженной, просто безупречной. Они очищали переднее стекло, позволяя смотреть вперед не через пелену густых капель, а через чистое стекло. Но своими назойливыми ритмичными движениями они отвлекали девушку от размышлений. За пеленой воды город казался размытым, серым, неясным. Проезжающие мимо машины взметали колесами фонтаны серой воды.     — Влад, ты любишь дождь? – спросила Дана.     — Да, — ответил Влад, — природа очищается после дождя, как будто смывает с себя грязь.     Она размышляла о том, какой замечательный мужчина рядом с ней! Благородный, романтичный, красивый. В мире очень много цинизма, и мало таких правильных мужчин. И тут Дана со страхом подумала, что если Влад узнает о вчерашней встрече с Максом в серебристой машине, то никогда она не сможет отмыться от грязи… А дождь все не прекращался. Казалось, он все еще старался смыть следы ее преступления.     Влад остановил машину перед ее домом. Дана попыталась высвободиться из пледа. Внезапно Влад притянул ее к себе за края пледа и начал целовать. Его губы были мягкими и нежными. Он целовал ее так, словно в последний раз, и она отвечала ему так же нежно и пламенно. Может быть, на них обоих так подействовала грустная погода? А, может быть, этот мужчина открылся Дане с какой-то другой стороны? Она не знала…  

   Неправильные отношения  

   Плюшевый мишка удобно расположился в комнате на диване. Дома Дана думала про Влада. Но она вспоминала и про другого мужчину. Именно в это время она звонила ему каждый день на протяжении почти двух месяцев. И он уже стал для нее очень близким человеком.     Девушке иногда казалось, что Макс все время присутствует рядом с ней. Вот она сидит на общем собрании компании, а где-то за спиной ее находится Макс. Она его не видит, но он неотступно следит за ней. Идет она по улице, смотрит по сторонам, и порой ей кажется, что это его силуэт незаметно промелькнул в зеркальной витрине. Она едет в автобусе на работу – мимо проезжает серебристая машина. И Дане кажется, что за рулем может сидеть именно он.     Вот и сейчас она вспоминала сегодняшний поцелуй с Владом и тот единственный короткий поцелуй в серебристой машине. Пока эти странные, извращенные отношения не затянули ее слишком глубоко, нужно прекратить их. Она взяла телефон и решительно набрала знакомый номер.     — Добрый вечер, Макс.     — Здравствуй, Дана. Как у тебя дела?     — Хорошо.     Дане показалось, что она вновь услышала ту мелодию, которая играла в его машине: тихую, мелодичную, ненавязчивую.     — Хочешь обсудить нашу вчерашнюю встречу? – спросил Макс.     Дана молчала. Она не знала, как сказать Максу о своем решении. Похоже, он почувствовал, что с ней творится что-то неладное и встревожено спросил:     — Дана, что случилось?     — Макс, нам больше не нужно общаться.     — Почему?     — Наши отношения неправильные. Я чувствую себя странно. Меня тянет и к Вам, и к Владу. Но с Владом я в безопасности. Он такой мужчина, о котором мечтает любая девушка. А Вы меня чем-то притягиваете, но я чувствую, что превращаюсь в какое-то странное существо.     Он молчал. Дана слышала, как он дышит. Наконец, он спросил ее:     — Ты в этом уверена?     — Да.     Ей было больно говорить это ему. Он стал ей так близок за время их общения. Ей казалось, что своими словами сейчас она отрывает кусок от своей души. Но это было для нее единственное правильное решение. А Макс молчал. Она не знала, о чем он думает. Может быть, о том, что в его жизни произошла новая потеря? Или о том, что придется искать новую девушку, мысли которой он захочет слушать?     — Это твое решение, Дана, — сказал он.     — Простите меня.     — Не за что просить прощения. Я хочу, чтобы ты была счастлива.     Дана положила трубку, и мир поплыл перед ее глазами.  Она не плакала, но ей казалось, что она именно в этот момент потеряла что-то очень важное для нее. И как жить без этого, она пока не знала. Девушка пошла на кухню готовить ужин, потом долго мыла посуду, затем рисовала абстрактные узоры простым карандашом на альбомных листках, и только поздно ночью легла спать.   

  Свет в окнах  

   Прошло несколько дней, но жизнь Даны уже кардинально изменилась. Она просто перестала звонить Максу. Внутри нее все сжималось и просило заполнить чем-то возникшую пустоту. Она пыталась ее закрыть чем угодно: отвлеченными мыслями, абстрактными рисунками, чтением книг, но все это не подходило по размеру и цвету. Она делала все то же, что и раньше, но радости ей это не приносило. Телефон ее всегда был включен, но звонили ей не те люди. Каждый вечер желание набрать номер Макса, как огонек, загоралось в ее душе. Она хотела рассказать ему, как прошел день, поделиться своими мыслями, послушать его спокойный и уверенный голос. Но она останавливала себя. Ничего хорошего из этого общения не выйдет. Макс слишком странный и опасный.     А в течение рабочего дня Дана периодически виделась с Владом. Они обычно пересекались на лестнице или в коридоре и улыбались друг другу, перекидываясь незначительными фразами типа: «Приветкакдела?». Иногда он заходил в ее кабинет, и они болтали ни о чем. Но девушка видела, что Влад смотрит на нее как на женщину, которую хотят завоевать. Ей это было приятно. Влад пока не приглашал ее на свидание, наверное, на работе у него был сильный загруз. Ведь, когда Дана уходила домой, темный Лексус все еще ждал его, оставаясь припаркованным на прилегающей к зданию конторы автостоянке. Но сегодня днем Влад позвонил ей на рабочий телефон.     — Дана, это Влад. Какие планы у тебя на сегодняшний вечер?     — Задерживаюсь на работе часов до девяти, а потом иду домой.     — Я тоже задержусь сегодня. Давай, я подвезу тебя до дома? – предложил он.     — Спасибо, но тебе же не по пути.     — Я хочу кое-что тебе показать. Нужно заехать в одно место, которое находится недалеко от твоего дома. Ты там ни разу не была. Если ты откажешься – я обижусь…     — Ну… Ладно, Влад. Спасибо.     Дана вышла с работы поздно вечером. На улице уже начало смеркаться. Темный Лексус подъехал и остановился рядом с ней. Влад вышел, открыл дверь и помог сесть Дане на переднее сиденье. Машина практически бесшумно поехала по улице. Дневная автомобильная суета закончилась, и проезжая дорога была свободной. Лексус как будто вдохнул воздух, набирая скорость. Там и тут начали загораться фонари. По тротуарам прогуливались влюбленные парочки. В многоэтажных домах маленькими желтыми квадратами уютно горели окна.     Дана любила смотреть на окна высотных домов по вечерам. Она представляла, что в каждом окошке – своя жизнь, своя семья, свое тепло. В каждой квартире живут люди со своими радостями и горестями. Вот в этой квартире, возможно, муж, жена и двое детей сейчас ужинают за кухонным столом. А там коротают время перед голубым экраном бабушка с дедушкой. В другом окне одинокая девушка, такая же, как Дана, читает интересную книгу. Каждое маленькое окно – это чья-то жизнь, чья-то маленькая судьба.     Вечером окно в квартире Даны загоралось так же, как и тысячи других. И его невозможно было отыскать среди множества маленьких желтых квадратиков. Но если смотреть на него изнутри, то оно было бы таким же неповторимым, как и каждое другое окно. Влад вел машину и смотрел он прямо на дорогу.     — Ты любишь смотреть на окна, Влад? – спросила Дана.     — Какие окна? – удивленно переспросил он.     — На окна домов, в которых по вечерам горит свет.     — С чего ты взяла? – засмеялся Влад. — Никогда не смотри в чужие окна, Даночка. Это неприлично. Вообще, нужно на окна своей квартиры устанавливать жалюзи, чтобы посторонние в них не заглядывали.     Жалюзи… Конечно же, он прав. Кому будет приятно, если в его окно кто-то заглядывает? А если кто-то заглядывает в твою душу? Она почему-то вспомнила Макса. У него такой внимательный взгляд, а глаза такие холодные, проницательные…     Влад уверенно вел машину. Дана ощущала, как темный автомобиль слушается своего хозяина. Легкий поворот руля – и автомобиль послушно поворачивает. Нога Влада слегка напрягается – и Лексус притормаживает перед пешеходным переходом. Водитель и автомобиль как будто сливаются в единое целое, когда хозяин держит руки на руле. Автомобиль слушается своего хозяина. Но у груды металла, созданного руками человека, нет души. Она не умеет думать и чувствовать. Почему же она беспрекословно слушалась Макса? Потому что он ее хозяин?     Интересно, наверное, некоторые мужчины сравнивают девушек с автомобилями. В частности, про Дану могли бы сказать так: пробег — 28, цвет-белый, фары – серые. Высота — 162 см, масса без нагрузки – 48 кг, страна-изготовитель — Россия. Антикор – Pure Poison, тип топлива — мартини. Готова к зимней эксплуатации. Не битая, не крашенная. Требуется установка противоугонной системы. Тюнинг отсутствует. Один хозяин. Дана улыбнулась своим мыслям.     — Приехали! – прервал ее размышления Влад.     Дана с удивлением обнаружила, что они находятся недалеко от ее дома. Влад припарковал автомобиль, взял девушку за руку, и повел ее к красивому высотному зданию, которое находилось на другой стороне улицы. Они вошли внутрь, вызвали лифт и поднялись на последний этаж. С него вела лестница на крышу.  

   Над океаном    

 Дана застыла в недоумении. Она не знала, что крыша этого высокого здания – благоустроенная площадка для свиданий. По периметру крыши была пущена разноцветная гирлянда из пестрых лампочек, там и тут стояли большие цветы в вазонах. Посреди крыши разместился небольшой круглый стол, накрытый белоснежной скатертью. На столе стояла ваза с фруктами, два хрустальных фужера и бутылка красного вина.     — Я решил устроить для тебя романтический ужин, — сказал Влад. – И не возражай, пожалуйста. Садись.     Дана медленно опустилась на стул. Она была поражена. Над суетой большого города они с Владом остались вдвоем. Звучала тихая музыка, горели разноцветные свечи в красивых глубоких подсвечниках. На столе стояли пластиковые коробочки, и Влад ловко открыл их. Там оказались роллы из японского ресторана.     Дана не знала, что сказать. Она ни разу не пробовала роллы. К ним прилагались деревянные палочки. По телевизору она видела, как люди ловко зажимают палочки в руке и подхватывают японскую еду. Некоторые даже рис умудряются палочками удерживать. Но она совершенно не знала, как нужно правильно держать их. Дана посмотрела на Влада. Он уже наливал в фужеры красное вино.     — Давай выпьем за тебя, Дана, — сказал он. – Знаешь, я встречался со многими девушками. Но такую, как ты, вижу впервые. Ты красивая и умная. А еще, в тебе есть что-то, что цепляет мужчину, ведь когда ты улыбаешься – то просто хочется преклоняться перед тобой.     — Спасибо, Влад, — сказала Дана, — мне так приятно.     Девушка была в растерянности. Она никогда не умела принимать комплименты. Дана начинала краснеть, запинаться и отводить глаза. Вот и сейчас Влад сидел напротив и рассматривал ее, а она не знала, куда себя деть. Она стеснялась.     Влад взял палочки и ловко поднял ими ролл со своей тарелки. Дана посмотрела на него и подумала о том, как непринужденно у него это получается. А она не умела пользоваться палочками. Вот сейчас она возьмет их в руку, а они разъедутся в разные стороны. Она представила, что одной палочкой, как вилкой, она тычет в ролл и поднимает его с тарелки. А вторая палочка упрямо торчит в сторону. Наверно, со стороны это будет выглядеть очень смешно.     — Влад, прости, мне не хочется есть. Ты не обидишься, если я просто поем фрукты?     — Обижусь. Ты обязательно должна попробовать роллы. — Он взял своими палочками ролл с ее тарелки. – Скажи «А!».     — Перестань, пожалуйста, что за детский сад! – возмутилась Дана.     Ролл маячил перед ее лицом, а Влад совершенно не думал отказываться от своей идеи. По-моему ему это казалось забавным и сексуальным. А ей все-таки захотелось попробовать эту экзотику. Она открыла рот. Тонкий и необычный вкус приятен, но чувствуется привкус сырой рыбы. Нет, все же русская любовь к восточной еде несколько надуманная… Дана пыталась прожевать сухой ролл и потянулась за фужером с вином. Наконец, ей удалось его проглотить… Фух! Влад ловко обмакивал роллы в соус и отправлял себе в рот.     — Ты видела фильм «Титаник»? – вдруг спросил Влад.     — Конечно,- утвердительно кивнула она.     — Хочешь побывать на месте главной героини?     — Это, смотря в какой момент, — засмеялась Дана. — Когда ее рисуют обнаженной? Или когда она замерзает в открытом океане?     — Когда она стоит на носу корабля. Иди сюда. – Влад взял Дану за руку и подвел к краю крыши, которая по периметру была обнесена перилами. — Смотри! – сказал он.     Дане стало реально страшно. Высота, темнота, внизу – черная пропасть. Влад слегка обнял ее за талию сзади и шепнул:     — Раскинь руки в стороны.     Страшно, высоко, и некуда убежать. Впереди – бездна, сзади крепко держит он. Она послушно раскинула руки и посмотрела вперед. Как красив город ночью! Желтые, белые, красные огни среди черной бездны. По едва различимым дорогам ползают крошечные автомобильчики с зажженными фарами. Фонари, как горящие бусины, рассыпались вдоль дорог. Город жил своей ночной жизнью. Теплый ветер слегка трепал волосы. Воздух чист и им так легко было дышать. Под ногами у них раскинулась бездна, это глубокий океан…     Дана покачнулась, у нее закружилась голова. Она почувствовала, как Влад очень крепко обнял ее. Затем он сделал шаг назад и развернул Дану к себе лицом. Зачем он схватил ее? Это демонстрация силы? Разве на краю крыши можно играть в такие игры? Перед ее глазами все плыло, и лицо Влада было плохо видно. Она уперлась руками в его грудь:     — Отпусти!     Но он крепко обнял ее и прижал к себе.     — Не отпущу, пока ты не поцелуешь меня по-настоящему! – тихо произнес он.     — Нет, отпусти!     — Я мужчина, и слов на ветер не бросаю. Будем так стоять до утра.     Дана начала злиться. Лицо ее было прижато к его груди, голова все еще кружилась, обеими руками она пыталась его оттолкнуть:     — Отпусти, Влад! – сказала она чуть громче.     Она почувствовала, как его рука скользнула вверх по спине и коснулась волос.     — У тебя красивые волосы,- медленно сказал он.     Дана молчала. От его тела было жарко, и пахло от Влада чужим мужчиной. Тонкий запах был приятен, он как будто покалывал тонкими иголочками и дразнил ее. Влад стал поглаживать ее волосы и шею. Это было очень приятно. Она закрыла глаза и расслабилась. Тепло, тихо, она в надежных руках, которые не дадут ей упасть, они поддержат ее. Поддержат? Или удержат, чтобы не убежала?     Влад убрал прядь ее волос и нежно поцеловал в шею. И еще раз, и еще. Ей не хотелось сопротивляться. Она подняла голову и вдруг почувствовала его губы на своих губах. Он целовал ее нежно и требовательно, и Дана сама того не желая, стала отвечать ему. Одной рукой он гладил ее волосы, а вторая медленно скользнула под кофту, поднялась по спине и остановилась на застежке лифчика.     Вдруг где-то далеко, в подсознании, затрепетала мысль, как испуганный мотылек. Что он делает? Он хочет ее прямо на крыше? Но они тут явно не одни. На какое время Влад снял крышу? А, может, сейчас они поедут к нему домой? Но она так не может, ведь всего неделю они встречаются. Она ему еще ничего не обещала. Она не готова пока отдаться ему.     Но… Несколько дней назад она в машине раздвигала ноги перед другим мужчиной, которого видела три раза в жизни. Она хотела другого мужчину страстно, как самка хочет самца. Она была готова перейти тонкую грань между независимостью и покорностью. Она вела себя, как шлюха… И что сейчас делает Макс? Где он? Он уже забыл про нее? Может быть, он уже нашел себе новую собеседницу? И почему она вспоминает его? Ведь сейчас ее целует Влад, такой прекрасный мужчина, но она не может отдаться ему. Он великолепный, он умеет красиво ухаживать, о нем мечтают все девушки. Но она не может!     Дана резко дернулась в сторону. Влад опустил руки и посмотрел на нее. В темноте его лицо казалось светлым непонятным пятном. Дана не видела выражения его глаз.     — Я хочу, чтобы ты была моей, Дана, — тихо сказал он.     — Прости. Ты мне очень нравишься, ты замечательный. Но прошу тебя, не спеши.     — Я тебе не нравлюсь? – печально поинтересовался он.     — Очень нравишься, Влад. Но я пока не могу быть твоей.     — Тебе же не 16 лет. Просто расслабься… — он опять притянул ее к себе.     — Прости, я не могу, — произнесла она.     Голос Влада внезапно стал жестким:     — Значит, ты просто играла со мной?     Что значит, играла? Нет, вовсе не играла, она действительно испытывала симпатию к нему. Но так быстро отдаться мужчине? Макс поцеловал ее через два месяца знакомства. Она вспомнила, как в машине играла тихая музыка, Макс приподнял ее голову за подбородок и слегка прикоснулся губами к ее губам… Мимолетный поцелуй был трепетным и сладким. Он стал для нее неожиданным, но ей совсем не хотелось сопротивляться ему. А в общении с Владом прошла всего неделя или две, и она уже должна лечь под него? А почему она должна это сделать? Да, наверное, она каким-то образом дала ему повод подумать, что хочет его. Она виновата.     — Нет, я не играла с тобой, Влад! – ее тон был уже просто умоляющим.     Мужчина молчал. Дана внезапно всем телом почувствовала, как от него пошла волна негатива.     — А, значит, ты так пошутила. Можно посмеяться? – Влад сделал небольшую паузу, — Тогда ха-ха-ха… Довольна? Давай, я отвезу тебя домой.     Он резко развернулся и направился к лестнице, которая вела вниз. Влад даже не обернулся. Дана постояла немного, а потом последовала за ним. Она чувствовала себя виноватой. Когда он вез ее домой, то также не проронил ни слова. Дана тоже не знала, что сказать. Ей было неловко. Влад остановил машину возле ее подъезда, и, когда Дана вышла и закрыла за собой дверь, он тут же уехал, не попрощавшись.   

  На игре  

   На следующий день Дана пришла на работу. Ей было неудобно перед Владом. Если они встречались в коридоре или на лестнице, то он молча проходил мимо. Дане было по-настоящему плохо. Влад приготовил такой романтичный сюрприз для нее, а она его оттолкнула. Что у нее за характер! Это просто некрасиво с ее стороны. Разве Влад заслужил такое отношение?     Пробегая с документами по коридору мимо его кабинета, Дана постоянно заглядывала в него и видела, что Влад сидит за своим столом, погруженный в работу, не поднимая головы. Один раз Дана даже зашла к нему в кабинет, как будто бы попросить пакетик чая. Уже Петр Николаевич, Антон и Катя, которые работали за соседними столами, стали поглядывать на Дану подозрительно. А Влад был неприступен, как каменная стена. Он даже не смотрел на нее. Дана с бесполезным пакетиком чая вернулась в свой кабинет, к Алене. Девушка села за свой рабочий стол и задумалась. Она не знала, что делать.     Влад очень нравился ей. Он такой нежный, заботливый, романтичный, добрый, щедрый. Да, она хочет быть с ним. Она просто обязана попросить у него прощение. В этот момент Дана опять почувствовала на лице невидимую паутинку.     Она достала из сумки телефон и отправила Владу сообщение: «Влад, прости меня, пожалуйста». Сообщение ушло адресату, но ответа не последовало. Дана смотрела на свой телефон. Мобильник – это ее связь с внешним миром и связь с еще одним человеком. Девушка открыла журнал звонков. «Он… Он… Он… Он… Он…» — высветился на экране список исходящих. Под этим ником у нее в телефоне был записан Макс. А Он ей ни разу не позвонил. Наверное, она ему не очень была нужна. Все верно, нет никакого сомнения, что ее решение правильное. Она должна быть с Владом, правильным мужчиной.     Но был ли прав Влад, когда обиделся на нее? Теперь она чувствует перед ним свою вину. Это так унизительно: просить прощения у мужчины за то, что не отдалась ему. Неужели он не видит, что отношения с женщиной – это не выполнение компьютерной программы, когда действия исполняются согласно заданному алгоритму и обязательно приводят к предполагаемому результату?     Дана взглянула на монитор компьютера подтянула к себе клавиатуру. Затем она открыла почтовую программу и написала Владу письмо: «Влад, прости меня за то, что произошло вчера. Я понимаю, что сделала тебе неприятно. И ты можешь со мной не общаться. Но, когда я думаю про тебя, то вспоминаю только позитивные моменты. Я хотела бы дальше общаться с тобой. Не держи, пожалуйста, зла. Мне просто нужно время. У меня завтра День Рождения. Давайте соберемся двумя нашими отделами и посидим вечером».     Она нажала на кнопку «Отправить письмо» и задумалась. Ведь именно в этот момент она опять переходит тонкую грань между независимостью и покорностью. Но такое впечатление, что она делает это не по своей воле, а следуя давлению обстоятельств. Как будто она действует согласно продуманному алгоритму компьютерной программы, которую запустил в действие Влад. Он использует другую тактику, особые правила игры. Он втянул Дану в эту игру. И эта игра называется «правильные отношения между мужчиной и женщиной».     Во «Входящих» она увидела новое письмо. Это был ответ от Влада:     «Дана, я рад, что ты умеешь признавать свои ошибки. Это еще раз подтверждает то, что ты не только красивая, но и умная девушка. Я готов подождать тебя».   

  Сон  

   Дома в этот вечер Дана долго вертела в руках свой телефон. Уже несколько дней она не общалась с Максом. Он неправильный. Он – не ее мужчина. Он ни разу сам ей не позвонил. Значит, она не нужна ему. Она для этого мужчины просто игрушка, послушная шлюшка, которой можно иногда поуправлять. Он получает удовольствие от того, что женщина выполняет его приказы. Такие люди могут стать счастливыми только в одиночестве. А ей нужен такой, как Влад: умный, красивый, успешный. Он – ее мужчина. А Макс – это ошибка, временное помутнение рассудка, наваждение. Запутавшись в паутине размышлений, Дана уснула.     Ей снилось, что она идет по широкому полю. Вечереет, красное солнце садится за горизонт. Вдалеке виднеется высокая скала, и Дана направляется прямо к ней. И вот она уже совсем рядом. Дана поднимает голову и видит, что вершина скалы скрывается высоко в облаках. Дана начинает взбираться на скалу, рискуя в любой момент упасть. Скала высокая, отвесная, каменная. Дана пальцами цепляется за выступы, сдирая до крови руки и ноги. Наконец, она взбирается на самую вершину скалы. Там оказывается площадка, окруженная высоким лесом. И вот Дана уже стоит посередине этой площадки.     Она оглядывается по сторонам и замечает, что с одной стороны леса на нее смотрит белый волк, а с другой – черный. Хвосты у хищников поджаты, зубы оскалены. Они готовятся к нападению на нее. Животные бросаются на Дану. Она в страхе приседает. Но волки нападают не на Дану, они сплетаются друг с другом в клубок и начинают кататься по земле. Слышен звериный рык, в стороны падают куски белой и черной шерсти, капли крови брызгами разлетаются по земле.     Дана не знает, что делать, и спрятаться ей некуда. Руки ее опускаются в траву. И тут под правой рукой она что-то чувствует. Дана берет это что-то в руку, и видит, что она держит огромный бриллиант. Он до того большой и идеальный, что кажется фальшивым. И Дана не может понять, настоящий ли он…  

   Букет   

  Она проснулась рано, до того, как зазвенел будильник. Странный сон. Но думать о нем не хотелось. В квартире было тихо, Дана слышала только негромкое тиканье часов. Сегодня у нее День Рождения. Она представила, как приходит на работу, и все поздравляют ее. Говорят, что День Рождения – это праздник не для тебя, а для твоих близких. Конечно, прежде всего, это праздник для родителей, которые произвели тебя на свет. А для всех остальных – это просто повод повеселиться.     Дана не любила, когда на День Рождения собирается очень много людей. Сегодня после работы они решили отметить ее праздник сообща. Они – это сотрудники двух отделов – ее и Влада. Всего их шесть человек. Они закажут большую пиццу и просто немного пообщаются.     Дана посмотрела на часы – 7-00. Она по-кошачьи потянулась и снова уткнулась в подушку. Не хотелось так рано вставать. Но буквально тут же затренькал дверной звонок. Дана соскочила с дивана, набросила халатик и побежала открывать. На пороге стоял посыльный с восхитительным букетом красных роз.     Дана внесла букет в комнату и села на диван. И только в этот момент в букете она увидела записку: «Самой прекрасной девушке на свете. Влад». Роз было много, наверное, штук 15. От них исходил такой нежный аромат, что у Даны закружилась голова. Глаза тут же зачесались, и Дана чихнула. Она отложила в сторону прекрасный букет, не зная, что с ним делать. Тут девушка услышала, что на телефон пришло СМС-сообщение. Дана нажала клавишу «Открыть» и замерла. Это сообщение прислал Он: «Желаю тебе счастья. Макс»…     Ей на мгновение показалось, что родной человек написал ей сейчас откуда-то издалека, с другой планеты, из другой Галактики. Ведь это была его первая СМС ей. Она смотрела на экран телефона и в сотый раз перечитывала короткое сообщение: «Желаю тебе счастья. Макс». Он понимает, что в нем много неправильного. Он мог бы просто сказать ей: «Я хочу, чтобы ты была со мной», — и Дана бы осталась с ним. Но Макс предоставил ей свободу выбора. Он отпустил ее. А нужна ли ей такая свобода? Нужна ли игра в так называемых правильных отношениях? А правильны ли они для нее? 

    День Рождения   

  Вечером Дана и Алена накрыли стол в своем кабинете и встречали гостей. Весь день девушка вспоминала про Макса. Как он там? Что делает? О чем думает? И вечером тоже Дана думала о нем. Ведь именно он должен присутствовать на ее празднике, он ей настолько близок, словно часть ее души, которую трудно оторвать. И Макс должен быть один. О нем никто не должен знать.     Тесная компания уселась за столом. Мужчины подливали девушкам шампанское. Пицца была просто великолепна. Приятели по работе разговаривали, как всегда, шумно, весело и ни о чем.     — Дана, ты чего такая грустная сегодня? – спросил Петр Николаевич.     Влад, который сидел рядом с ней, по-хозяйски обнял ее за талию:     — Она расстроилась, потому что стала на год старше. Не переживай, и в реальности, и на фотографиях ты выглядишь сейчас еще лучше! – он притянул ее к себе, — А помнишь, как мы на выставку с тобой ходили? Представляете, там была фотография, где бомж сидит возле мусорки и читает умную книгу, я еще посмеялся над ней.     — Да, это нонсенс, — в тон ему ответил Антон, — они только бутылки собирать умеют, наверное, даже букв не знают.     — Со мной такая история один раз случилась, — продолжил Влад, — вышел я как-то после праздника мусор выносить. Так вот, в пакете были одни бутылки. На мусорке вижу бомжа. Протягиваю ему пакет — бери. Вижу – хочет взять, смотрит так жадно, но говорит: нет, я не собираю… Тогда я размахиваюсь и одним ударом разбиваю бутылки о мусорный ящик, — Влад засмеялся, — видели бы вы выражение его лица!     — Ну, просто сработал веселый элемент неожиданности, — ответил ему кто-то.     Дане стало противно, просто гадко. Неужели никто из присутствующих не осознает, что нельзя так унижать людей, какими бы они ни были. А Влад? Как он так мог поступить? Его поступок просто омерзительный, а он рассказывает о нем всем и весело смеется. И Дана снова почувствовала тонкую паутинку на своем лице. Но именно сейчас она увидела ее…     Реальное жестокое унижение человека, про которое Влад только что всем рассказал… Унижение официантки в кафе… Непонимание двойственности фотовыставки… Жалюзи на окнах… Роллы, которые она не умеет есть… Обида и игнор из-за того, что она ему отказала… Розы, на которые нее аллергия… Недоговорки, недопонимания, эгоизм… Бриллиант из ее сна оказался фальшивым?     Она еле досидела до конца вечера, и, сославшись на головную боль, вызвала такси. Она не хотела, чтобы Влад вез ее домой.   

  Правильный выбор  

   Дана вбежала в свою квартиру, вывалила содержимое своей сумки на диван и схватила серебристый телефон. Она набирала номер Макса. Дана слушала протяжные гудки, они, как стрелы, попадали в ее сердце. «Макс, пожалуйста, возьмите трубку!» – умоляла она его про себя.     — Слушаю! – его голос был такой же, как всегда: негромкий, приятный, красивый…     — Здравствуйте, Макс.     — Здравствуй, Дана. С Днем Рождения!     Ей показалось, что у него грустный голос.     — Спасибо, Макс. Я звоню, чтобы попросить прощения. Я плохая женщина.     — Что случилось?     Дана начала говорить сбивчиво, она запиналась, иногда замолкала:     — Я была неправа. Не хочу прерывать общение с Вами. Вы мне очень дороги, Макс. За то время, сколько мы общаемся, я это только сейчас поняла. Можно, я буду Вам звонить каждый день, как раньше? Пожалуйста…     Он помолчал, а потом сказал:     — Я знал, что ты вернешься. Буду рад слушать твои мысли. Что у тебя нового?     У Даны как будто упал огромный груз с плеч. Макс простил ее и принял назад! Он такой благородный, все-таки с ним по-настоящему очень легко… Она сказала:     — Влад устроил романтическое свидание на крыше. Мы поцеловались, но ничего более, я отказала ему в близости, не смогла. Он обиделся, но потом я просила прощение у него. А сегодня он поздравил меня с Днем Рождения. Он мне подарил большой букет роз рано утром.     — У тебя на розы аллергия, — задумчиво произнес Макс.     А он помнит это! – подумала Дана. — Он помнит!     Он немного помолчал, а потом спросил:     — Тебе нравится Влад?     — Раньше сильно нравился. Он красивый, успешный, умный, но сейчас я поняла, что я ему не подхожу.     — Тебя это расстраивает?     — Я чувствую себя виноватой в том, что дала ему надежду. Но я просто не смогу быть с ним, — она помолчала, собираясь с силами. Она хотела ему сказать это и сказала, — Вы мне очень сильно нравитесь, Макс, никто никогда мне так не нравился, как Вы.     Ей показалось, что он это уже давно понимал. Но Дана только сейчас осознала, почему она не смогла начать отношения с Владом. Потому что ей очень нравился Макс. Даже более чем, как он любил говорить. Она услышала, как он тихо вздохнул. Так он вздыхал, когда говорил ей что-то очень личное.     — Ты хочешь быть со мной? – Макс сделал упор на последнее слово.     — Да, Макс.     — Ты осознаешь, что я могу заставить тебя сделать что-то жесткое? Например, принять боль.     — Как это? – испуганно произнесла она.     — Я люблю власть над женщиной. Иногда власть неотделима от боли. Я могу, например, наказать тебя. Или причинить тебе боль для своего удовольствия.     — Вы испытываете удовольствие от причинения боли другим? – спросила Дана.     — Мне нравится, когда женщина терпит боль ради своего мужчины. Это есть квинтессенция власти над женщиной.     Дана молчала. Он ни разу не пытался причинить ей боль. Ее мучил вопрос – почему?     — Я знаю, о чем ты думаешь, – сказал Макс, — почему я тебе не причинял боль, — он немного помолчал и продолжил, — я хочу, чтобы женщина добровольно отдалась моей власти. И не просто выполняла мои приказы, а была готова ради меня на все. Ты готова на это, Дана?     А она думала о том, как ей сильно нравится Макс. Да, у него есть отклонения. Он любит причинять боль, значит, он садист. Хотя, он не похож на садиста. В жизни он умный и рассудительный человек, любящий отец, сильный и уверенный в себе мужчина, прекрасный психолог. Он не бросит тебя, не предаст, всегда выслушает и поймет. С ним нет недосказанности, он честный и открытый. Ее так сильно тянуло к нему, что именно в этот момент Дана почувствовала себя его продолжением. Как будто она больше не могла существовать без него…     — Да, если это Вам доставит удовольствие, — решительно ответила она.     Макс вздохнул.     — Ты понимаешь, что людей, подобных мне, осуждает общество?     — Да.     — Если ты будешь со мной, то тебя тоже будут осуждать.     — Я знаю, — сказала она.     — Я хочу, чтобы ты сделала правильный выбор, Дана, — очень тихо сказал он.     — Я его уже сделала, Макс.     Он молчал. Казалось, он был далеко-далеко, но рядом. Как будто ушел в свои мысли. И Дана тоже думала. Вот Макс так близко, она держит его в руке, он сейчас живет в телефонной трубке. И она уже не может жить без его голоса и без него самого. Дана хочет не только слышать его, но и видеть, делать для него все так, как прикажет он. Хотя Макс и так все время с ней: его голубые глаза, как прозрачное небо, короткий ежик светлых волос, сильные руки, шелковистые волосы на груди, которые виднеются в вырезе расстегнутой рубашки. И она мысленно обнимает его. Она у его ног, потому что так хочет он. Так – для него правильно. А, значит, правильно и для нее. Это ее место.     — Макс, можно Вас увидеть? – прошептала Дана.     Он, наверное, почувствовал изменения в ее голосе. Пауза. Он думал.     — Да. Завтра в восемь вечера в гостинице «Милана» я буду тебя ждать. Номер 216. Надень короткое платье.     Дана ощущала страх перед чем-то новым и непонятным, но это притягивало ее. Она тоже неправильная, такая же, как Макс?     — Мне страшно, Макс, — сказала она.     — Ты меня боишься?     — Да, — нерешительно ответила она.     — Ты доверяешь мне?     — Да, — в этом ответе она была уверена.     — Я обещаю тебе, что мы будем просто разговаривать. Я тебе причинять тебе боль, потому что пока ты не готова к этому. Только ты должна слушаться меня.     — Спасибо, – она помолчала — Я приду.     Повисла тягучая пауза. Такие паузы бывали в их разговорах, когда он думал. И она старалась не прерывать его в такие моменты.     — Дана! – окликнул он.     — Что?     — У тебя есть метр, которым измеряют ткань?     — Да, – она была удивлена.     — Достань его и измерь свою шею.     Дана подошла к комоду и дрожащими руками вынула мягкий метр. Она так хотела увидеть Макса! Ощутить еще раз его сильную энергетику, раствориться под требовательным взглядом. Что произойдет на этой встрече? Загадка… Таинственная, странная и пугающая… Она приложила метр к шее.     — 35 сантиметров. А зачем это?     — У тебя День Рождения. Хочу сделать тебе подарок. 

    В гостинице  

   Утром, только открыв глаза, Дана поняла: сегодня произойдет что-то очень важное. Она с нетерпением ждала встречи с Максом. На работе Дана старалась избегать встреч с Владом. Ей было неприятно видеть его. Вечером после работы она забежала в магазин, в витрине которого уже давно присмотрела красное платье. Она долго не решалась купить это платье, слишком уж вызывающим оно было – открытый вырез на груди, разрез сбоку. Но она купила это платье, именно для Макса. А ровно в 20-00 Дана стояла в красном платье перед дверью гостиничного номера. Она неуверенно постучала, и дверь, скрипнув, приоткрылась. Она была не заперта. Дана нерешительно заглянула внутрь. Свет в номере не горел. Она услышала, как Макс негромко сказал:     — Дана, заходи и закрывай дверь!     В комнате стоял полумрак. Дана нерешительно зашла в маленькую прихожую и закрыла за собой дверь.     — Разуйся и проходи, — произнес Макс.     Дана сняла туфли и неуверенно прошла в комнату. Шторы были занавешены, и сквозь плотную ткань слегка пробивался электрический свет уличных фонарей. Глаза ее постепенно привыкли к темноте, и Дана поняла, что стоит посередине стандартно обставленной гостиной. Двуспальная кровать, два кресла и журнальный столик. В одном из кресел она увидела мужской силуэт. Это был Макс.     — На колени! — вдруг резко сказал он.     В этот момент ей показалось, что вокруг темно, и она одна во всем мире. Рядом нет никого, лишь только есть он, где-то далеко-далеко. Но она сможет приблизиться к нему, если выполнит приказ. Она медленно опустилась на пол.     — Ко мне! – услышала она его холодный голос.     Дана, не вставая с колен, подползла к креслу, в котором сидел Макс, и села на полу справа от него. Едва она остановилась рядом с ним, как одной рукой Макс крепко обнял ее, а другой притянул к себе за волосы и стал целовать требовательно, но нежно. Она почувствовала легкую боль, когда он тянул ее за волосы. Но для нее было открытием то, что в ней в это время возникло сильное желание. Ее губы захотели ответить ему, тело — прижаться сильнее, руки — обнять. Дана закрыла глаза. Но вдруг Макс резко отпустил ее.     — Поцелуй мне руку! – жестко сказал он.     Дана с трепетом прикоснулась губами к протянутой руке. Он раздвинул ноги и сказал:     — Теперь, когда я дам тебе команду «Место», ты должна сидеть тут, – он указал рукой на пол между своих ног, — Тебе понятно?     — Да, — тихо сказала она.     — Место!     Холод в голосе. Приказ, которому необходимо подчиниться, не задавая вопросов. Дана подползла к Максу и устроилась между его ног, лицом к нему. Девушка положила локти на его колени и подняла голову. Она смотрела на него в полумраке, пытаясь рассмотреть его лицо. Но было темно.      — Хорошая девочка! – тихо сказал он, — Тебе удобно?     — Да.     Макс зажег свечу, которая стояла на журнальном столике возле кресла. Маленький яркий язычок пламени безжалостно разорвал темноту. Светлые блики запрыгали по стенам, предметам мебели и по мужчине и женщине. Только сейчас Дана увидела лицо Макса. Он смотрел на нее, не сверху вниз, не отрывая взгляда, как будто хотел запомнить каждую черточку лица. Он погладил ее по голове и приказал:     — Смотри мне в глаза.     Дана, не отрываясь, ловила его взгляд. Его голос внезапно изменился. Он ласково сказал:     — Ты очень красивая, Дана… Соскучилась по мне?     Дана почувствовала себя маленьким котенком у ног своего хозяина. Он нежно гладил ее, и ей хотелось замурлыкать.     — Да, Макс! – нежно сказала она и закрыла глаза.     Боль! Это Макс внезапно ударил ее по щеке. От неожиданности она вздрогнула всем телом.     — Я не разрешал тебе закрывать глаза, — строго сказал он.     — Простите, — пролепетала Дана.     Резкая боль на лице была для нее неожиданной, но почему-то приятной. Быть может, именно потому, что боль причинила именно его рука?     — Я тоже скучал по тебе, Дана. Тебе нравится подчиняться мне? – спросил он.     — Для меня это странно, но… да, Макс.     Он убрал руку с ее головы и немного отстранился. Девушка, стоя на коленях, продолжала смотреть на него. Макс смотрел на нее, сверху вниз, не отрывая взгляда, как будто хотел запомнить каждую черточку лица. Затем он тихо спросил:     — Ты хочешь принадлежать мне полностью?     — Да, хочу… Макс! — она порывисто обняла его за талию, уткнулась лицом в его тело, и, вдыхая его запах, просто молча сидела между его ног.     Дана хотела его с такой силой, что, казалось, воздух вокруг нее искрится от желания. И его желание она тоже почувствовала, всем своим телом.     — У тебя вчера был День Рождения, — тихо сказал он. – Я хочу подарить тебе кое-что… — он сделал небольшую паузу, — Если бы я был обычным мужчиной, то я бы сейчас тебе предложил обручальное кольцо. Ты бы захотела его принять?     Она отпрянула от него, чтобы посмотреть ему в глаза. Он подарил бы ей кольцо? Для нее это признание было неожиданным. Конечно, она не сомневаясь, приняла бы кольцо. Ведь она хотела, чтобы он заключил ее в маленький круг, который принадлежит только ему.     — Да, Макс.     Он взял ее за подбородок и приподнял лицо:     — Хочешь ли ты, чтобы я подарил тебе вещь, которая будет надежнее обручального кольца? Если девушка захочет уйти – она должна вернуть его так же, как и обручальное кольцо. Эта вещь будет символизировать серьезные отношения, доверие и верность?     — Да, Макс, очень хочу!     Макс отпустил ее подбородок и слегка нажал рукою на затылок так, что Дана наклонилась вперед.     — Откинь волосы с шеи, — приказал он.     Дана послушалась. Она тут же почувствовала прикосновение холодного металла и услышала тихий щелчок. Макс нежно взял ее за волосы и повернул лицом к себе:     — Это украшение — мой подарок тебе, — сказал он, властно поцеловал ее в губы и откинулся на спинку кресла.     Дана провела пальцами по шее и поняла, что Макс надел на нее толстую металлическую цепочку. Она была короткой и тяжелой.     – Это украшение закрывается на замок. – Макс показал ей маленький ключик и спрятал его в карман, — эта цепь на шее — символ твоей принадлежности мне. Ты мне доверяешь себя, а я принимаю и берегу тебя.     Холодный металл уже начал согреваться от тепла ее кожи, а когда Дана наклоняла голову, то чувствовала, как звенья легко перекатываются по шее, напоминая о том, что на ней надета цепь.     — Ты счастлива? – спросил он.     — Да, Макс… Спасибо, — она чувствовала нежность, уверенность в нем, благодарность к нему. Он такой правильный!     — Как нужно отблагодарить меня? – спросил Макс.     Дана взяла его левую руку, нежно прикоснулась к ней губами, и стояла так долго, не отпуская его. Она не ощущала себя закованной в цепи. Она чувствовала себя свободной именно в это мгновение. Макс другой рукой гладил ее по голове. Он наматывал ее прядь волос на свой палец и отпускал, как бы дразня и лаская ее. Затем его пальцы скользнули к шее и пробежали по звеньям цепочки.     — Раздевайся! – вдруг жестко сказал он.  

   Свобода   

  Что это было? С кем это было? Нет, это произошло, наверное, не с ней. В кого она превратилась? Распутная женщина, шлюха, подстилка? Она стояла на коленях перед мужчиной, выполняла его приказы. Какое странное чувство… Унижение, смешанное с возбуждением. Она была поставлена в ситуацию, когда не ощущала себя обычной женщиной.     Ее не раздевал мужчина. Она не снимала перед ним одежду эротично, под звуки музыки. Она выполняла волю мужчины, который смотрел на нее холодным взглядом собственника. Он упивался властью над ней. По его приказу она раздевалась, и видела, как он любуется ее телом. Но ему было важно не просто ее обнаженное тело. Ему была интересна именно она, как продолжение его воли. А потом она отдалась ему с какой-то животной страстью. Он не был нежным и ласковым. Он был груб и жесток, порой балансируя на грани унижения и боли. Но в нем была какая-то сильная страсть, противиться которой Дана не могла.     Когда все закончилось, она не знала, куда деться от стыда. Лицо горело, и она закрыла его руками. Макс встал на колени рядом с ней и, уложив на ковер, прилег рядом. Он был похож на большое грациозное животное. Обнял Дану, слегка поглаживая по волосам. Она лежала рядом, слушая его тяжелое дыхание. Она смотрела на него, стараясь запомнить каждую черточку лица, ощутить рельеф его сильного тела, сберечь в своем сознании его опьяняющий запах. Он – тот, кого общество называет хлестким словом «извращенец». Но почему с ним рядом так хорошо? Так уютно, безопасно, открыто и понятно? Он продолжал ее нежно гладить, и ей показалось, что она летит по небу, как птица. Это и есть ее свобода – принадлежать ему.     – Ты настоящая женщина, Дана, — сказал он.     Она ничего не ответила, а просто крепче прижалась к его телу. Мужчина и женщина молча лежали на полу. Она – слушая его дыхание, а он – лаская ее.     Когда Дана собралась уходить, Макс обнял ее и сказал:     — Вот, возьми это, — он протянул ей небольшую черную коробочку. — Откроешь ее дома.     Когда Дана пришла домой, то первым делом подошла к зеркалу. Грубая цепь из серебра смотрелась очень красиво на нежной шее. Свет переливался на ее звеньях. Потом Дана открыла черную блестящую коробку, которую дал ей Макс. В ней лежали трусики из нежного черного кружева, такие легкие и невесомые, что, казалось, она в руке держит облако, или морскую пену. А еще на дне коробки она обнаружила небольшой ключ и маленькую красную открытку с надписью:     «Дана, прими эти трусики взамен тех, которые ты оставила в моей машине. Я горжусь тем, что ты принадлежишь мне.     P.S.: Пусть ключ хранится у тебя. Ты сможешь вернуть себе свободу, если передумаешь. Макс».     Дана приложила открытку к губам, вдыхая терпкий запах краски. Ей казалось, что она целует руку, которая написала этот текст. Затем она положила открытку и ключ в сумочку. Дана была счастлива, как никогда в жизни.  

   В кругу принадлежности  

   На следующее утро Дана пришла на работу в белой офисной блузке и черной юбке. Внешне девушка выглядела, как обычно, но что-то в ней изменилось. Может быть, глаза ее светились как-то по-особенному? На шее Даны красовалась тяжелая серебряная цепочка. Сзади украшение было закрыто на крошечный замок, а маленький ключик лежал у Даны в сумке, в потайном кармашке. Иногда она касалась замка пальцем и вспоминала Макса. Это украшение было символом ее принадлежности одному человеку. Девушка не хотела снимать цепь. Она была счастлива, что принадлежит именно этому мужчине.     Дана вновь и вновь рисовала в памяти картины, где его сильные руки придерживают ее, требовательные губы целуют, а жесткий взгляд заставляет слушаться. Она с трепетом вспоминала, как стоит перед ним на коленях, целует его руки и губы. Он был неправильным для других, но он был самым правильным для нее.     Утром она поздоровалась с Владом. Он улыбался при встрече, и он пока не знал, какая перемена в ней произошла. Она осознала себя. Ведь именно вчера Дана поняла, что именно Макс – правильный для нее, а она правильная для него. Влад – лишний, его нельзя рассматривать, как вариант выбора. Так бывает… Но девушка пока не знала, как сказать Владу об этом. Быть может, увидев ее холодное отношение к нему, Влад все поймет сам?     В конце рабочего дня Алена куда-то пропала, а Дане нужно было срочно завизировать новый договор. Поэтому она вышла из кабинета, прикрыла за собой дверь, и поднялась по лестнице на другой этаж.   

  Мячик на мониторе  

   Кабинет на какое-то время опустел. Звонки служебных телефонов периодически заглушали равномерный гул двух компьютеров. На столе Даны аккуратно были разложены стопки бумаг. Монитор ее компьютера погас, и по черному экрану медленно летал разноцветный мячик. Он ударялся о край экрана, медленно отскакивал и летел в противоположную сторону. На спинке рабочего стула висела ее сумочка.     Дверь приоткрылась, и в кабинет заглянул Влад. В обед он сбегал в магазин и купил небольшую коробку конфет ассорти. Все девушки любят конфеты, и мужчина захотел сделать Дане сюрприз. Влад огляделся и подошел к ее рабочему столу. Он обошел его и подошел к стулу, на котором во время работы сидела девушка. Из пакета Влад вытащил небольшую коробочку конфет и положил ее рядом с клавиатурой. Но тут мужчина заметил, что сумка Даны приоткрыта, и оттуда выглядывает кончик красного глянцевого картона.     Влад смотрел на него, не отрывая глаз. Интересно, это чья-то поздравительная карточка? Кто Дане подарил ее, и что там может быть написано? Не сумев побороть в себе любопытства, Влад заглянул в сумку и вытащил красную открытку. Она умещалась в его руке. Простая карточка, ярко-красного цвета, без нарисованных сердечек и цветов. Он открыл ее и прочитал:     «Дана, прими эти трусики взамен тех, которые ты оставила в моей машине. Я горжусь тем, что ты принадлежишь мне.     P.S.: Пусть ключ хранится у тебя. Ты сможешь вернуть себе свободу, если передумаешь. Макс».     Глаза Влада потемнели. Он стоял в растерянности. По черному монитору медленно летал разноцветный мячик. Он ударялся о край экрана и отскакивал в противоположную сторону, устремлялся к другому краю экрана и снова отпрыгивал от него. Влад заворожено следил за траекторией его движения.     Что за дела? Его девушке дарят открытку с сомнительным содержанием. Кто такой Макс? У Даны есть какой-то другой мужчина? Его девушка, расположения которой он так упорно добивался, до сих пор не дала ему прикоснуться к себе. Но она раздевалась перед кем-то в чужой машине? Его женщина забыла в чужом автомобиле свое нижнее белье? Может быть, это чья-то шутка или какая-то ошибка?     Влад решительно открыл женскую сумку и вытащил серебристый телефон. Он просматривал список входящих СМС. Последнее сообщение было вчера от человека с ником Он: «Желаю тебе счастья. Макс»… Так, теперь ему известен телефонный номер этого товарища. Мужчина торопливо открыл журнал входящих и исходящих звонков. Каждый день с телефона его девушки были исходящие звонки этому Максу. Ежедневно, в течение часа-двух они разговаривали.     В голове Влада забились мысли, как мячики в черном мониторе. Вот дрянь! Если эта сучка ложилась под того типа, то почему она не послала Влада сразу? Она отиралась с ним две недели, параллельно имея отношения с другим мужиком. Необходимо все выяснить!     Влад положил открытку на место и повесил сумку на спинку стула. Затем он забрал коробку конфет. После этого он решительно положил телефон Даны в свой нагрудный карман и вышел из кабинета, тщательно прикрыв за собой дверь.     Влад быстро шел по коридору к своему кабинету и думал. Нужно позвонить этому оленю и вызвать его на встречу. Но как он представится? Парнем Даны? Мужик просто пошлет его подальше, ведь у Даночки такие чистые наивные глаза. Просто в голове не укладывается, что такая скромная милая девочка может иметь отношения одновременно с двумя мужчинами. Влад зашел в свой кабинет и сел за рабочий стол. Он достал серебристый телефон и опустил руку под стол. Мужчина торопливо набирал сообщение:     «Макс, нужно встретиться. Это очень срочно. В 17-30, сегодня, на улице Мичурина, возле магазина «Ариадна». Позвонить не могу».     Затем Влад выбрал в адресной книге абонента с ником «Он» и нажал кнопку «Отправить». Сообщение ушло адресату.     Мужчина сидел и смотрел на серебристый телефон. Если этот олень ответит согласием, то, значит, у нее реально есть с ним какие-то отношения. А если промолчит? Значит, он не получил сообщение. Этот номер не может быть левым, с ее телефона куча исходящих звонков на него. Влад посмотрел на даты исходящих вызовов. Можно просто офигеть: каждый день, уже несколько месяцев, его женщина ведет душещипательные беседы по вечерам с посторонним мужиком!     Телефон в руках Влада внезапно завибрировал. Это пришла ответная СМС от абонента с ником «Он». Она содержала единственное слово: «ОК». Прекрасно, голубок ответил. Влад удалил отправленное и входящее СМС сообщения и положил чужой телефон в нагрудный карман.   

  Правильный и неправильный   

  Через несколько минут Влад выбежал на улицу. Он спешил на встречу с человеком по имени Макс. Он хотел посмотреть на своего соперника. Что Влад ожидал от этой встречи? Он и сам не мог толком объяснить себе. Может быть, эта открытка была шуткой? Или же Дана — действительно шлюха, развратная сучка, которая ложится под одного мужчину, но начинает отношения с другим? Может быть, она ложилась под другого, а его, Влада, держала в качестве запасного аэродрома? Этот  мужик ответил «ОК». Значит, он придет.     Влад издалека увидел человека, который сидел, облокотившись на спинку скамейки. Расслабленная поза, руки лежат на спинке скамейки, нога закинута на ногу. Ничего особенного. Обычный мужик, невзрачный какой-то. Может быть, у него больше денег? Несомненно, этот так, ведь все бабы – подстилки, готовые ради бабла лечь под любого. А, может, этот хмырь обманом заманил дурочку? Влад, не вынимая рук из карманов, стремительным шагом подошел к мужчине и остановился напротив него. Человек, не вставая со скамейки, вопросительно посмотрел на Влада.     — Ты – Макс? – спросил Влад.     Человек удивленно и несколько растерянно оглядел Влада с ног до головы.     — Предположим. С кем имею честь?     — Влад.     Макс чуть приподнял брови:     — Ясно… Что тебе нужно?     Влад вынул руки из карманов и сел рядом с Максом на скамейку. Он был напряжен.     — Ты встречаешься с Даной?     — Все люди друг с другом встречаются, — насмешливо ответил Макс.     Что за тон? Этот олень еще издевается? Встречается за спиной с его женщиной, и еще позволяет себе ироничный тон.     — У вас с ней отношения? – хмуро уточнил Влад.     — Я думаю, это не твое дело, — твердо ответил Макс.     — Это моя женщина. Я трахаю ее, — Влад начал закипать.     — Неужели? — насмешливо сказал Макс.     — Отвали от нее, — Влад уже с трудом сдерживал ярость.     — Я отвалю, если она сама меня об этом попросит.     — Она просила меня сказать тебе, чтобы ты отвалил. Я тебе передал. Ты понял? – Влад слегка повысил голос.     — Я понял, — сказал Макс. — Она отдала тебе свое украшение?     — Какое украшение? — опешил Влад.     — То, которое закрывается на ключ.     Какое еще украшение? Какой ключ? В открытке было что-то написано про ключ, про свободу, и Влад пытался вспомнить, но перед глазами маячила только фраза: «Прими эти трусики взамен тех, которые ты оставила в моей машине».     Этот гад еще издевается над ним? Он сильнее повысил голос:     — Как ты затащил ее в свою машину, урод? Ты  что, трахал ее в машине?     Макс сжал губы. Видно было, что ему неприятен разговор, да и собеседник не вызывает положительных чувств. Он жестко сказал:     — Первое: не нужно при мне выражаться. Второе: сбавь тон. Третье: это не твое дело.     Кулаки Влада непроизвольно сжались. Макс это заметил. Он насмешливо посмотрел на него:     — Хочешь выяснить отношения? Не вижу смысла  устраивать драку, — он немного помолчал и продолжил,- Я теперь понимаю, почему она не с тобой.     Макс скрестил руки на груди. Он равнодушно смотрел по сторонам и как будто не замечал собеседника. А Влад еле сдерживался. В нем бушевала ярость. Он продолжал в упор рассматривать Макса. Мужик – явно пустое место. Кретин хочет показаться загадочным. Что за урода нашла эта шлюха? Вот тварь, ведь этот мужик знает про него, Влада. Это понятно из его последней фразы. Надо поговорить с этой сучкой. Ни разу в жизни никто не позволял себе держать его за дурака! Он резко поднялся и стремительно пошел прочь, ощущая спиной равнодушный взгляд своего соперника.     Через минуту Влад услышал, как в нагрудном кармане завибрировал телефон Даны. Мужчина на ходу достал его и угрюмо посмотрел на экран: входящий звонок от абонента «Он». Этот хмырь пытается ей дозвониться. Еще один звонок. Влад быстро шел к машине и смотрел на чужой телефон. «Он», «Он», «Он»… Умник хочет предупредить свою шлюшку.  Наверное, эти двое вообще были в сговоре. Вероятно, этот лось вообще женат, и он просто собирался выгодно пристроить свою подстилку — выдать ее замуж за него, за Влада, и за его спиной трахать ее. А эта стерва тоже хороша. Хочет и рыбку съесть, и на хрен сесть! Влад подбежал к своей машине. Пока этот олень не предупредил шлюшку, нужно с ней поговорить!  

   Хищный зверь — автомобиль

     Влад подъехал к офисному зданию ровно в 18-00. Этот кретин мог в любой момент позвонить шлюшке на рабочий телефон, но Влад надеялся, что он этого еще сделать не успел. Мужчина выскочил из автомобиля и быстро вошел в здание. Он стремительно побежал по лестнице вверх, затем повернул в коридор, ведущий к кабинету Даны и Алены. Он заметил, что Дана уже идет по направлению к выходу. Девушка шла, перебирая содержимое своей сумочки, не глядя вперед. Влад подошел к ней и взял за локоть. Дана рассеянно подняла голову.     — Уже уходишь? — приветливо спросил Влад.     — Ну, да, — ответила она, застегивая на сумке замок.     Влад пристально смотрел на нее. Выглядит так же, как всегда. Аккуратна, волосы распущены, глаза и губы слегка накрашены, строгая короткая юбка, белая офисная блузка. Взгляд такой по-детски наивный. Симпатичная сучка. Он заметил, что на ее шее переливается серебристая цепь. Эта грубая цепь совершенно не гармонировала со строгим офисным стилем. Уж не про это ли украшение говорил тот умник?     — Что потеряла? – улыбнулся Влад.     — Телефон, — ответила она, — наверное, в автобусе вытащили.     Влад почувствовал, как ее телефон оттягивает его нагрудный карман.     — Наверное, в телефоне были записаны важные номера? – спросил он участливо.     — Конечно, — грустно улыбнулась она, — будет очень трудно их восстановить.     «Наверное, в телефоне был записан номер твоего мужика. Бедная, как ты ему теперь дозвонишься…»     — Давай я подброшу тебя до дома, — предложил он.     — Спасибо, Влад, но я сегодня не домой.     — А куда?     — В главный офис, нужно завезти документы.     — Слушай, не поверишь, но именно туда я тоже сегодня собирался. Главный офис на другом конце города. Не отказывайся, пожалуйста.     — Хорошо, – ответила она.     Они вышли на улицу и сели в машину. Темный автомобиль медленно, как большой опасный зверь, развернулся и выехал на дорогу. Влад уверенно вел машину. Но почему-то в другом направлении.     — Влад, куда ты едешь? – спросила Дана.     — В городе сейчас пробки, — ответил он, — поедем по кольцевой дороге.     «Беспокоится», — подумал он,- «Но, по всей видимости, кретин не успел предупредить ее. Иначе бы она не села с ним в машину. Это хорошо. К разговору она не будет подготовлена, и поэтому расскажет все начистоту».     Автомобиль выехал на кольцевую дорогу. Здесь было намного свободнее, чем в городе. Лексус, набирая скорость, повез их по направлению к району, где находился главный офис. 

    Под тенью леса   

  Дана молчала, глядя вперед. Влад уверенно вел машину и думал. Надо с этой девицей поговорить в спокойной обстановке, без свидетелей. Она все еще очень сильно нравилась ему. Настолько сильно, что при воспоминании о том, как он целовал ее на крыше, его накрывало волной желания. Она красива, и, кажется, умна. Но бывают ли умные женщины? Обычные бабы, нахватавшиеся умных словечек, могут поддержать практически любой разговор. И именно они охотно долбятся с быдлом. Такие женщины особо расчетливы, они находят нормального мужчину для доения, а сами начинают перебирать других. Это обычные шлюхи, непригодные для отношений и создания семьи. Он запал именно на такую?     Влад свернул на узкую дорогу, ведущую по направлению к лесопосадке.     — Куда мы едем? – забеспокоилась Дана.     — Мотор перегрелся, сейчас машина заглохнет. Надо глянуть, что там под капотом. Съедем на 5 минут с трассы, — уверенно ответил он.     «Легко вешать ей лапшу на уши», — подумал он. Любой мужик бы покрутил пальцем у виска, если бы услышал такую фразу. Но Дана, кажется, успокоилась. Автомобиль медленно прокрался между деревьями и замер.     Влад вышел из машины и открыл капот. В лесопосадке было тихо. С трассы, которая осталась позади, едва доносился рокот машин. Где-то щебетали птицы и стрекотали кузнечики. Дана и Влад были одни. Девушка молча сидела на переднем сиденье и смотрела по сторонам. Он для виду постоял, нагнувшись над мотором, затем захлопнул капот и сел рядом с девушкой на водительское сиденье.     — Все в порядке? – спросила Дана.     — Смотря у кого, — ответил Влад. – У тебя у самой все в порядке?     Дана непонимающе взглянула на него. Влад пристально смотрел ей в лицо.     — Что это у тебя? – он указал на украшение.     Она покраснела и отвела взгляд.     — Это оно закрывается на ключ? – спросил Влад.     Она резко повернулась и испуганно посмотрела на него. Мужчина почувствовал, как девушка внутренне вся сжалась. Великолепно, значит, фраза о забытых трусиках в машине – далеко не шутка. Эта шлюшка раздвигала ноги перед тем подонком в его машине.     — Ну и где ты забыла свои трусики? – медленно спросил он, глядя ей прямо в лицо.     Губы девушки задрожали. Она, продолжая смотреть на него, протянула руку, пытаясь отстегнуть ремень безопасности. Правой рукой она норовила открыть дверь.     — Сидеть! – тихо сказал Влад. Но ремень Дана все-таки успела отстегнуть. Ее правая рука уже лежала на ручке открывания автомобильной двери.     — Влад, прости, я должна была сказать, что не подхожу тебе.     — Естественно, ты не подходишь мне. Я не люблю шлюх, – он помолчал, — как давно ты встречаешься с этим Максом?     — Давно. Дольше, чем с тобой, — ответила она, — Мы познакомились в начале лета. Сначала это были просто дружеские отношения, потом они переросли в нечто большее. Прости, больше я не могу тебе ничего рассказать.     — Зачем встречалась со мной?     — Я думала, что он не подходит мне. Мне казалось, что ты – мой мужчина. Но теперь я поняла, что это не так. Прости.     Значит, он, Влад, не слишком хорош для нее? Чем лучше тот урод? Вот бабы-дуры, что за кретинов они выбирают?     — У него много денег? Ты с ним из-за денег? – зло спросил он.     — Нет.     — Он хорошо трахает тебя?     — Влад, прекрати, пожалуйста, — она поморщилась.     — Чем он лучше?     — Он не лучше, не хуже. Он правильный для меня.     Эта дрянь дает какому-то невзрачному кретину. А его, Влада, оттолкнула. Но он – мужчина. Он по жизни всегда добивался того, чего хотел. Если он начинал ухаживать за женщиной — она всегда сдавалась. У него ни разу не было проигрышей. И сейчас Влад каждой клеточкой своего тела ощущал, как хочет эту женщину. Он ненавидел ее и хотел одновременно. Влад вышел из машины, обошел ее вокруг и открыл перед Даной дверь:     — Выходи!     — Влад, ты хочешь высадить меня здесь? Как я доберусь до города?     — Выходи, — тихо повторил он.     Дана послушалась. Сжимая в руке сумку, она медленно выбралась из машины. Влад захлопнул дверь. Они стояли друг напротив друга. Он жадно смотрел на нее, а Дана отвела взгляд в сторону. Маленькая шлюшка была чуть выше его плеча. Воротник ее белой блузки был расстегнут, и в его вырезе блестела серебристая цепь. Влад, как зачарованный, смотрел на это украшение. Его подарил ей другой мужик. Эта дрянь должна была принадлежать Владу, а она с удовольствием ложится под другого. Он протянул руку и пальцем провел по цепочке. Дана вздрогнула и попыталась шагнуть назад, но Влад одной рукой схватил ее за волосы, а второй за руку. Девушка выронила сумку.     — Стоять, шлюха, — тихо сказал он.     Мужчина резко прижал ей руки за спину и придавил своим телом к машине. Влад медленно наклонился к ее лицу. Она попыталась отвернуться. Маленькая шлюха крутилась под ним, пытаясь освободиться. Она старалась выдернуть руки. Но Влад легко удерживал ее. Девушка вскоре затихла, но Влад чувствовал, как напряжено ее тело.     — Отпусти меня, Влад, — попросила она. Он губами прикоснулся к ее шее и почувствовал тонкий аромат духов.     — Хорошо пахнешь. Эти духи тоже он тебе подарил? – тихо спросил он.     Дана с силой выдернула правую руку и толкнула мужчину в грудь. Ногой она ударила его. Как эта шлюшка дергается под ним! Влад почувствовал, что заводится еще сильнее. Ее ноги он зажал между своих ног. Затем рванул ее за кофточку так, что белые пуговицы полетели в разные стороны. На девушке был черный кружевной лифчик. Влад рассматривал ее грудь. Он ни разу за все время не прикасался к ней. Красивая женская грудь, небольшая, которая как раз умещается в мужской руке.     — Что, шлюшка, не нравится тебе мужская сила? Тебе не говорили, что с мужчинами нельзя играть? – он перевел взгляд на ее лицо.     Девушка молчала, отвернувшись от него. Она слабо сопротивлялась, одной рукой отталкивая его. Из ее глаз текли слезы.     — Отпусти! – твердила она, — Отпусти, Влад.     — Помнишь, я говорил тебе, что я – мужчина, и слов на ветер не бросаю? – спросил он. Дана молчала. – Ты все равно будешь моей. Почему ты сопротивляешься? Ты же шлюха. Тебе же без разницы, где, когда и с кем…     Влад одной рукой удерживал ее, а второй расстегивал брюки. Он отстранился, с силой схватил ее за волосы, повернул к себе спиной. Кинул девушку на горячий от солнца капот и прижал сверху своим телом. Она все еще дергалась под ним, но сзади было еще легче удерживать ее. Ее руки он держал одной левой рукой, а правой резко задрал юбку. На ней были черные кружевные трусики. Влад наклонился к ее шее и выдохнул:     — Именно эти трусики он подарил тебе? Скажи им «пока»,- он резким движением разорвал кружевное белье.   

  На земле  

   Дана стояла на коленях возле машины. Белая блузка была в серых и черных пятнах. На ней не было пуговиц, и Дана запахнула ее, придерживая левой рукой на груди. Черная юбка на девушке была помята и порвана. Волосы ее были растрепаны, а под глазами остались темные разводы от косметики. Руки и ноги были испачканы землей. Дана плакала, правой рукой вытирая слезы. Влад стоял рядом, прислонившись спиной к машине. Он смотрел на Дану сверху вниз, застегивая брюки. Он всегда добивался того, чего хотел.     — Ты очень красива сейчас, – едко сказал он, — ты — редкостная женщина, ты – шлюха. Ну что, сейчас ты побежишь к нему? Или, теперь ты хочешь стать моей подстилкой?     Влад рассматривал ее, приглаживая свои растрепавшиеся волосы. Дана молчала, она не хотела даже смотреть на него.     — Но ты мне не нужна, — продолжил он, заправляя рубашку, — Ты и ему теперь не будешь нужна, потому что ты – грязная тварь.     Влад достал из кармана телефон Даны и швырнул его на землю перед девушкой. Дана подняла голову и посмотрела на Влада. Она все поняла. Он усмехнулся:     — Как ты себя чувствуешь, стоя на коленях перед мужчиной?     Дана вытерла грязной рукой с лица слезы и встала.     — Не каждый самец с членом – это мужчина, — она посмотрела на него снизу вверх.     — Ну, теперь мечтай о настоящем мужчине.     Влад сел за руль. Развернувшись, тяжелая машина уехала, и Дана осталась одна. Она села на землю, обняла колени руками и задумалась. Ей было больно и обидно, противно и мерзко. Но, в то же время, она жалела его. Он силой взял то, что ему не должно принадлежать, потому что он слаб. Он так пытался самоутвердиться, а это низко и недостойно для любого мужчины. А о настоящем мужчине ей незачем мечтать. Он его уже нашла. Дана подняла с земли серебристый телефон…  

   Вне игры  

   В квартире у Макса было не прибрано… Грязная порванная одежда Даны валялась на полу. Макс сидел в кресле, откинувшись на спинку. Руки его расслабленно лежали на подлокотниках, ноги были широко расставлены. Между его ног сидела Дана. Волосы ее были мокрые, на ногах и на руках блестели капли воды. Он только что искупал ее в душе. На ней была надета его клетчатая рубашка. Она была расстегнута, под ней виднелось ее влажное обнаженное тело. На шее переливалась серебряная цепь.     Девушка вспоминала, как Макс привез ее домой, раздел и отнес в ванную. А потом его руки нежно проводили намыленной мочалкой по ее телу. Ей было так хорошо на полу рядом с креслом, где сидел он, и она прислонилась к его ноге. Макс посмотрел на нее сверху вниз и нежно погладил по голове.     — Заявлять в полицию, думаю, не стоит, — сказал он, — это унизительно для тебя. Я сам накажу его.     — Пожалуйста, Макс, не нужно, — испуганно сказала Дана, — Если между вами будет драка, то потом он обратится в полицию, и правда будет на его стороне. Это его игра по его правилам. Если Вы вступите в игру, то неминуем проигрыш. Я боюсь Вас потерять.     — Игра по его правилам? – задумчиво произнес Макс. Он сделал небольшую паузу, — Пожалуй, ты права. Хорошо, по его правилам я играть не буду.     — Спасибо, — Дана положила голову на его колено и обняла ногу. Он смотрел на женщину возле своих ног.     — Я люблю Вас, Макс, — просто сказала она.     Он ничего не ответил, а просто погладил ее по мокрым волосам. А она знала, что он ей ничего не скажет в ответ. Он такой. Он особенный. Он не похож на других, и для него обычные слова любви – пустой звук. Но для нее он – самый лучший, самый правильный и самый настоящий мужчина.     — Макс, можно что-то сказать?     — Конечно, Дана.     — Я никогда не передумаю.     Дана достала из сумочки ключ и протянула ему. Макс улыбнулся, взял ключ, и положил его в карман…  

   Газета «Городские вести», выпуск от 15.09.2012 г.   

  «Видеосъемки жестоких розыгрышей в последнее время заполонили Интернет. Шутники подсылают к друзьям и знакомым актеров, переодетых вампирами, приведениями, бандитами или маньяками. Реакцию участников розыгрыша снимают на видео.     Возмутительный случай произошел с 29-летним жителем нашего города на днях. По словам пострадавшего, к нему в автомобиль проникли четыре человека в масках. Угрожая огнестрельным оружием, они потребовали вывезти их компанию за город. После того, как автомобиль остановился в лесу, похитители заставили мужчину раздеться полностью. Затем ему надели на глаза повязку и заставили встать на колени. Злоумышленники принялись обсуждать, что с ним делать: сначала изнасиловать, а потом убить, или наоборот. Мужчина умолял их отпустить его. Похитители снимали происходящее на телефон потерпевшего.     Через какое-то время они сели в машину и уехали. Потерпевший снял повязку с глаз. Как выяснилось позднее, его автомобиль был отогнан вглубь леса. Раздетый мужчина дошел до трассы и попытался поймать какой-нибудь автомобиль, чтобы добраться до города. Но людское равнодушие вынудило обнаженного человека стоять на дороге более часа. И только потом его подобрал наш корреспондент, который случайно проезжал мимо.     Как выяснилось позднее, кто-то выложил видеозапись жестокого розыгрыша в Интернет. Выгрузка ролика была произведена с телефона потерпевшего, поэтому шутников найти не удалось.     Хочется задать вопрос: кому интересны такие безжалостные розыгрыши? Жестокое унижение человека нельзя назвать веселой игрой».  

   Эпилог  

   Прошел год, или немного больше времени. Дана, накинув на обнаженное тело тяжелое одеяло, стояла у окна и смотрела на улицу. Осень давно уже вступила в свои права. Было холодно и дождливо. Деревья сбросили пожелтевшие листья и зябко дрожали под дуновением ветра.     Вчера Дана была на фотовыставке «Мир вокруг нас». Когда девушка вышла на улицу, то увидела Влада. Происшествие, которое случилось с ним около года назад, получило широкую огласку. В коллективе на него стали смотреть по-разному: кто-то сочувственно, а кто-то с откровенной ухмылкой. За спиной его шушукались сотрудники, и Влад ушел с работы. Он полностью погрузился в свой бизнес.     Мужчина не заметил Дану. Он вышел из машины и открыл дверь перед девушкой, которая сидела на пассажирском сиденье. Высокая красивая блондинка небрежно поставила ногу в изящной туфельке на тротуар. Красавица держала на руках маленькую гламурную собачку. Дана подумала о том, что именно такая девушка идеально подходит ему.     Стоя у окна, Дана некоторое время наблюдала за игрой мокрых листьев на асфальте, а потом отошла вглубь комнаты. Она с нетерпением ожидала того, кого любила. Он для нее был самым правильным и настоящим мужчиной. И ей было все равно, что про него говорят люди. Дана принадлежала этому человеку полностью: от тела до мыслей, и только ради него она была готова на все. Она думала и чувствовала так же, как он, потому что только так она умела любить. Сегодня он приказал ей встретить его обнаженной, и она беспрекословно выполняла его волю.     Дана с ногами забралась на диван и плотнее укуталась в теплое одеяло. Правой рукой она дотронулась до серебряной цепочки, которая украшала ее шею. Цепь была закрыта на замок, ключ от которого был давно утерян.     Дана была не одна. Внутри нее уже несколько месяцев билось еще одно маленькое сердечко, его и ее продолжение. Одеяло соскользнуло с левого плеча девушки, обнажив выжженное на нем клеймо. Это была красивая буква «М».