Черновик, наброски

Люська

Две девушки сидели за столиком в суши-баре под названием “Суши весла” и разговаривали. Люська, стройная брюнетка ровным загаром, и белокурая пухленькая Катерина дружили очень давно. Людмила любила ходить в салоны красоты, и уже на Новый Год хвасталась ровным шоколадным загаром. Причем, он мог быть получен как в соляриях, так и в южных странах, куда ее нередко возили мужчины. Катерина была немного проще. Голубоглазая веселая белокурая девушка, не такая стройняшка, но все же фигура была при ней. Она любила читать любовные романы Татьяны Костромской и завидовала девушкам-героиням. Порой, закрыв очередную книжку, она закрывала глаза и мечтала о том, как какой-нибудь принц полюбит ее и увезет в жаркие страны, чтобы в замке на берегу моря жить долго и счастливо. Сегодня же подруги договорились встретиться и пообщаться, так как давно не виделись. — Молодец, Кать! — говорила Люська, проткнув японской палочкой один ролл. Двумя палочками она пользоваться не умела, и совершенно этого не стеснялась. Она назидательно подняла палочку с нанизанной на ней сушиной. — Свобода и еще раз свобода! Брак- это добровольное рабство, он женщину превращает в существо третьего пола. Катя жевала ролл задумчиво. Легко так говорить Люське, если она ни разу не была замужем. Впрочем, если подумать, то после недавнего развода с мужем Вениамином Катерина чувствовала себя неплохо. Он уехал на Север не так давно, и она о нем практически не вспоминала. Разве что, только как о раздражающем факторе из прошлого. Люська посмотрела на подругу, и ей показалось, что та сожалеет о разводе, который произошел около месяца назад. — Слушай, ну что — он был красавцем, о котором стоит жалеть? — Да вроде нет. Вениамин, или попросту, Веник был самым обычным мужчиной 32 лет. Не мачо, но и не ботан, немного полноватый, с зарождающимся пивным животиком. — Он был хорош в постели? — Обычный. Кате трудно было сравнивать Веника с кем-то еще. Опыта в этом деле у нее было не так много, а бурные романы в тинейджерском возрасте она уже давно забыла. Люська откинулась на спинку стула: — Зарабатывал он так себе… Катя промолчала, но мысленно согласилась. Денег хватало только на еду, оплату коммунальных услуг, 2 похода в месяц недорогие кафе, пару колготок, ну и так, по мелочи. На более дорогие вещи приходилось копить… Это при том, что Катя сама работала менеджером в одной из торговых компаний. — К тому же у него была куча дурных привычек, если ты помнишь. Да, конечно, Катя помнила все привычки бывшего мужа. Он никогда не закручивал за собой крышечку от зубной пасты. А еще он, придя с работы, закидывал грязные носки под кровать, и Кате приходилось постоянно выгребать из-под нее пыльные мужские носки, которые напоминали ей осенние листья. Пришло с работы дерево — сбросило черные бэушные листья на пол. Он не мыл за собой чашку после чая. И она, зияя темно-коричневыми разводами, долго стояла на его прикроватной тумбочке. По выходным, вместо того, чтобы сводить жену в кафе или в парк, он встречался с друзьями и пил пиво. Конечно, эти события происходили не каждый выходной, но все же Катерине хотелось, чтобы Веник проявлял по отношению к ней больше внимания. А на день рождения он подарил ей сережки. Она обиделась. Почему? — спросите вы. да потому что они были серебряными. Серебряная вещь стоит, дешевле, чем золотая, значит муж любит ее на эту сумму — так размышляла Катя. Когда она высказывала ему свое недовольство — он просто молчал. Она пыталась до него достучаться — он опять молчал. Когда она рассказывала ему, какие сапоги купила Люська — он снова молчал… А еще.. Он ел арбуз с солью. Ну какой нормальный человек может есть этот несчастный арбуз с солью? Катя не понимала. — Так что, Катька, не переживай. Женщина ты симпатичная и молодая, и, несомненно, найдется богатый и красивый мужчина, который будет носить тебя на руках, — Люська наконец-то отправила несчастный ролл в рот, и говорила, прожевывая, поэтому в ее устах “симпатичная” вышло как “симпатишная”. Катя засмеялась. Брак с Вениамином длился почти три года. К сожалению, последний год они часто ругались. Катю раздражала его безалаберность и, порой, неаккуратность. Он мог протопать в обуви на кухню, уснуть перед телевизором с тарелкой попкорна в руках, забыть про день рождения ее мамы и переключить интересный сериал на новости, так как “хотел быть в курсе, чего щас происходит в нашем мире”. От воспоминаний ее отвлек голос подруги: — Слушай, давай сходим в салон красоты? — вдруг предложила она. Я запишусь на завтра, отличное место, девочки хорошие и берут недорого. Сделаем прически, маникюр, ну, может какой-нибудь массаж. А? — Хорошо! — обрадованно согласилась Катя. Она была в отпуске, и сидеть совершенной одной в квартире завтра не хотелось. Джокер Как хорошо, что люди придумали прозрачные окна! А если еще на них нет плотных штор — то это просто подарок… Это именно она! Под тридцать, светленькая, не худая и не толстая, среднего роста, еще ходит на каблуках. Каблуки — это вообще моя слабость. И возраст — мое. Бабы младше тридцати — сопливые и с гонором, ничего не понимают в жизни. С ней в квартире жил какой-то белобрысый мужик. Так, ничего особенного. Не конкурент. Утром уходил, вечером приходил, сидел возле телевизора. То ли дело Она! Один раз взяла утюг, разделась, встала прямо перед окном и начала гладить белье. Иногда ставила утюг на гладильную доску и обмахивалась полотенцем, на верхней губе алмазно переливались капельки пота. Приятно за ней наблюдать! Я отсюда чувствовал, как от ее тела исходил томный жар. А однажды она вышла из ванной совершенно обнаженная. В охотничий бинокль можно было рассмотреть каждую черточку ее лица и тела. Волосы нежные, густые, длинные, цветом уподобляются золоту или меду, кожа белого цвета… Губы не тонкие, но и не излишне толстые, нижняя губа слегка припухшая, шея стройная, грудь небольшая, плавно колышется при дыхании, ноги полные возле бедер, но тонкие снизу, с белыми икрами, а в мелких капельках воды на коже переливается солнце… Она — героиня компьютерной игры, в которой я существую. Один в один похожа на тот, любимый мною персонаж — Берту. Или, может быть, я, как Пигмалион, создал свою Галатею? Я про себя ее так и зову — Берта, Берточка, моя Малышка… Никогда не привлекали толстые или слишком худые девушки. Не нравятся мне большие груди или худая попа. Все совершенное имеет средние размеры. Она — это остановленные моменты моей игры, воплощение персонажа в реальности, чистая неискаженная душа… Сделал фотографии. Я порой смотрю на одну из фоток, и плыву от ее красоты, на них — магия влюбленных глаз и приятия.. Как скоро она станет моей в реальности? В игре Берта говорила мне, что любит, и звала меня. Я должен подойти к ней.Так задумал Бог, что при общении люди легко сходятся. Берта меня примагнитила, я околдован ею, ведь она тоже дорожит мной. В нашем мире больше некого любить. У баб либо комплексы королевы, либо стервы, либо и то, и другое. Снимаю проституток. Но.. Раз появилась Она — значит, это моя судьба? Как-то Малышка пошла в магазин рядом с домом. В бинокль хорошо было видно, что она несет в прозрачном пакете. Йогурт, хлеб, какой-то сверток, наверное, лоток с курочкой. Ммм, наверное, будет готовить ужин своему белобрысому. Действительно, на небольшой кухоньке она вытащила курицу, разделала ее и засунула в духовой шкаф. Белобрысый так и не встал с дивана. Она накрыла на стол, поставила высокие фужеры, достала бутылку красного вина. Наверно, это был праздничный ужин. Она достала запеченную курицу в румяной корочке. Я всей кожей ощущал нежный аромат куриного мяса, и у меня потекли слюнки. Если она еще и хорошо готовит — то это предел мечтаний. Хотя для меня это совершенно не важно. Самое главное — это Она. Белобрысый пришел на кухню, они сели ужинать. Друг на друга практически не смотрели, разговаривали мало. На следующий день белобрысый вышел из дома с чемоданом и пропал. Полагаю, что ужин был прощальным! И она стала чаще выходить на улицу одна. Вчера вечером Берта надела черные джинсы, белую блузку, заманчиво открывающую грудь, расчесала длинные волосы и побежала. Мне ничего не оставалось, как только последовать за ней. Берта в компьютере улыбается всем, кто с ней играет, и я совершенно не хочу, чтобы она досталась кому-нибудь другому. В кафе она встретилась с какой-то длинной чернявой шваброй. Я попивал кофе за соседним столиком, для видимости уткнувшись в смартфон. Что это за женщина с ней? Гадость! Одно название! Ножки-ручки тоненькие, длинные, пальцы с метровыми когтями, попа с кулачок, волосы как веник, сто процентов, что она их подкрашивает, по-моему , еще и губы накаченные. Не люблю таких баб. Слишком эмансипированные стервы, да еще и похожи на доски. На досках можно только в гробу лежать. Они о чем то говорили, потом Берта засмеялась. Боже, до чего она красива! Пока не знаю, как к ней подойти, чтобы она меня узнала… Но… Не переживай, Малышка, когда я рядом — тебя никто не обидит… Отпуск есть отпуск, поэтому отдыхать надо на полную катушку. Ровно в 11 утра подруги вошли в зал салона красоты под названием “5 звезд”. У стойки администратора красивая девушка в белом халате дежурно и вежливо улыбнулась посетительницам: Здравствуйте! Рады принять вас в нашем салоне. На какое время вы записаны? На 11, Людмила и Екатерина, — сказала Людмила. Катя молча стояла рядом. Девушка устремила взор на монитор, и пальцы ее с аккуратными наманикюренными ногтями шустро побежали по клавиатуре. Прошу прощения, но на это время записаны другие люди. Могу предложить вам запись через два дня. Люська разозлилась. А когда она злилась, то в ней включалась стерва. Как это не записаны? Я лично записывалась к вам по телефону! Сожалею, но этой записи нет. Срочно позовите директора! Одну минуту! Администратор встала и, звонко процокав по кафельному полу каблучками, скрылась за стеклянной дверью. Рудольф Администраторша вернулась довольно быстро. Рядом с ней вышагивал симпатичный молодой человек лет тридцати. Высокого роста, широкий в плечах, темные волосы слегка вились и падали на белый высокий лоб. Карие глаза смотрели одновременно весело и серьезно. На нем была белая рубашка и темные брюки с такими острыми заглаженными складками, что, казалось, они разрезают воздух при ходьбе. — Здравствуйте. Меня зовут Рудольф Валентинович, я — директор этого салона. У вас ко мне вопросы? — молодой человек улыбнулся, и сияющая улыбка ослепила подруг. Люська поплыла. Да, это с ней бывало часто. Но почему свободная молодая женщина не может себе этого позволить? Катя стояла в легком оцепенении, она никак не могла оторвать взгляда от темного локона волос на лбу директора. — Здравствуйте, Рудольф Валентинович! Объясните, пожалуйста, почему мы записались на процедуры заранее, а нас не принимают! — Люська сложила бантиком ярко-красные губы и слегка нахмурила лоб, изображая легкую возмущенность ситуацией. Рудольф Валентинович перевел вопросительный взгляд на администраторшу, которая тут же засуетилась, перебирая на столе какие-то бумаги: — Тут каким-то образом произошла двойная запись, Лена немного напутала, а сегодня она выходная.. Директор перебил ее бормотания: — Клиент всегда прав! Найдите свободного специалиста и обслужите девушек. А от нашего салона красоты я прошу прощения за доставленные неудобства… — он наклонил голову и достал из нагрудного кармана две карточки, — надеюсь, это компенсирует вам потерянное время. Катя мельком глянула на его правую руку и не обнаружила обручального кольца на безымянном пальце. Рудольф Валентинович внимательно посмотрел на Катерину, бросил мимолетный взгляд на Людмилу: — А теперь прошу меня еще раз извинить.. Дела! — улыбнувшись, и еще раз ослепив подруг белоснежной улыбкой, директор скрылся за поворотом длинного коридора. Карточки, которые любезно подарил девушкам Рудольф Валентинович, были купонами на бесплатный маникюр в салоне. Так что Катерина даже сэкономила немного (а, точнее, довольно много) денег. Вернувшись домой Катя долго рассматривала карточку, вертела ее в руках. Девушке очень понравился молодой директор. Красивый, успешный, строгий с подчиненными, но внимательный к клиентам… При встрече она усиленно рассматривала его. А вдруг это ее шанс? Ведь случайных встреч не бывает! Если у него нет обручального кольца — значит, он не женат. Ну, во всяком случае, шансы на это высоки. Но у него, может быть, есть постоянная женщина, которая гладит ему брюки и стирает рубашки. А если он пользуется услугами домработниц? А, может быть, у него сложные отношения с его женщиной, и он уже находится в поиске? На карточке с обратной стороны был написан телефон директора для связи. И она решилась. Лихорадочно вывалив из сумки все содержимое на кровать, раскопала в ней телефон и дрожащими пальцами со свежим качественным маникюром набрала телефонный номер. — Рудольф, слушаю Вас, — ответил абонент приятным голосом. — Добрый день, Рудольф Валентинович! Это Катерина, сегодня с утра мы с подругой были в Вашем салоне, у нас была ситуация с двойной записью… — Да, помню, здравствуйте. Вас хорошо обслужили девочки? Остались какие-то вопросы? — Нет, нет, что Вы! Все прекрасно! Никаких вопросов нет! Просто хотела поблагодарить Вас за прекрасное обслуживание, отличный сервис и внимание! — Я рад. Постойте, постойте.. А Катерина — это черненькая или беленькая? «Надо же! Внешность запомнил!» — Я блондинка. — Ааа! Тогда понятно! — она по голосу поняла, что он улыбается, — У Вас приятная внешность, Катерина. «Так, пошел в наступление!» — Спасибо, Рудольф Валентинович! — Можно просто Рудольф. — А почему у Вас такое редкое имя? — полюбопытствовала Катя. — Ну, вообще-то меня родители назвали Романом, но в сфере красоты принято носить красивые имена, — засмеялся абонент, — поэтому Рудольф теперь и в паспорте Рудольф. Катя не знала, как продолжить разговор, потому что она не была эмансипированной до крайностей и все же считала, что основная инициатива при знакомстве должна принадлежать мужчине. Рудольф как будто прочитал ее мысли и задал главный вопрос: — Катя, а что Вы делаете сегодня вечером? Маленькая птичка радости забилась в груди Катерины, так и норовя выскочить наружу. — Сижу дома, смотрю телевизор и скучаю! — засмеялась она в трубку. — А Вы согласитесь сходить со мной в театр? У меня есть два билета на сегодняшний спектакль, и я ломаю голову, с кем бы мне сходить. Вы, по-моему, очень подходящая кандидатура на свободное кресло рядом. Как Вы считаете? Птичка в груди расставила крылья в разные стороны, встала на одну ногу и неуклюже сделала «ласточку». Театр Он заехал за ней вечером. Черная дорогая машина остановилась прямо под окнами, и Катерина, слетела на крыльях счастья со своего шестого этажа. Она даже не дождалась лифта. Рудольф вышел из машины. Галантно поцеловал ей руку, открыл дверь и заботливо усадил на переднее сиденье. Джокер Сегодня удачный день. Огромный блок компьютерной программы был дописан. Хорошо, что компания разрешает работать дома. В офисе слишком нервная обстановка — все снуют туда-сюда с бумагами, девчонки хихикают и отвлекают разговорами, парни то и дело выскакивают покурить и возвращаются на рабочие места, окутанные неприятными запахами табачного дыма и улицы. Начальник постоянно вызывает к себе и дает какие-то дебильные поручения, которые отвлекают от рабочего процесса. Дрожкина Алиса, которая сидит за столиком напротив, строит глазки. То вытянет длинные ноги в красных туфлях так, что они начинают вызывающе торчать из-под стола, то встанет и, приглаживая обтягивающую бедра юбку, проходит мимо моего компьютерного стола в дамскую комнату. Я очень чувствителен к запахам. Дрожкина пользуется очень резкими духами, и когда она проходит мимо, мне хочется почесать нос. А иногда она подходит к моему столу и, практически ложась на него грудью, тянется за ручкой, которая стоит на другом углу стола в стакане. Терпеть не могу, когда трогают мои вещи! Поэтому сегодня удачный день. А еще меня порадовала моя Берточка. Мы сегодня выполняли общее задание — нужно было забраться в лагерь гоблинов и украсть у них магический артефакт — диадему Мрачной Королевы. Это украшение оживляет мертвых, приносит удачу и повышает магическую силу. Бронзовая корона с налетом старины, украшенная сияющими драгоценными камнями — изумрудами, рубинами, алмазами… Моя Берта меня прикрывала. Она отвлекала дежурных гоблинов, пока я ползком добирался до артефакта. Как она была прекрасна, моя Малышка! Она танцевала перед чудовищами, и я чуть было не забыл о нашей главной миссии. Светлые распущенные по плечам волосы переливались под светом Луны, тело, облаченное в шкуру дикого леопарда, чувственно извивалось в ритме танца, руки жили своей отдельной жизнью. То, казалось, что это были птицы, летящие в теплые края. То они походили на двух влюбленных, обнимающихся в ночной тиши. То они превращались в взрыв, фейерверк эмоций и чувств, перед которыми невозможно было устоять… И вот наконец диадема у нас! Мы пробираемся с Бертой вдвоем, плечом к плечу, сквозь темный магический лес, полный неожиданностей, страхов, магии… Я подошел к окну и потянулся. Спина затекла от постоянного нахождения за компьютером. Свет в окне Малышки не горел. Что такое? Как я пропустил? Где может быть моя Берта в такой час? Открыл окно и посмотрел во двор. Малышка подбежала к какой-то темной машине, из которой вышел мужчина. Он целует руку моей девочки? Это — прелюдия перед танцем для гоблина? Запутался, ничего не понимаю. Дверь глухо захлопывается и машина практически бесшумно скрывается за поворотом. Нужно придумать какое-нибудь эффективное средство для наблюдения за Малышкой. Она без меня может попасть в беду… Шесть блюд из маленького цыпленка В театре было довольно людно. Рудольф наклонился над Катериной и помог ей снять шубу. Он оценивающе и с явным удовольствием рассмотрел на ней черное строгое платье, ниспадающее почти до пола мягкими складками, скромные золотые сережки и одинокую цепочку с небольшим кулоном на груди. На весь город гремела новая постановка под названием «Шесть блюд из маленького цыпленка». На сцене прыгал полноватый 50-летний актер, пытающийся изобразить молодого двадцатипятилетнего парня, который ищет себе жену. Вокруг него по очереди крутились шесть разных девиц, которых послала ему мама. Причем, создавалось впечатление, что каждая из них сходит с ума по-своему. Одна была в костюме киборга и изображала женщину-робота, увлеченную бизнесом, вторая увлекалась отварами из трав и пыталась напоить этим варевом молодящегося жениха, третья в итоге оказалась проституткой, которую родной муж устроил работать в эскорт… В целом, сюжет был довольно избитый. Но зал весело смеялся и апплодировал, и Катя поддалась всеобщему настроению. Можно сказать, что вечер удался. По окончании спектакля Рудольф пригласил ее к себе домой на чашку чая, и она согласилась. Машина остановилась возле подъезда многоэтажного здания. Рудольф уверенно повел Катерину к лифту и нажал кнопку 6-го этажа. «Прямо как у меня», — мелькнула в голове мысль у Кати. Она предполагала, чем может закончиться столь поздний визит к малознакомому молодому человеку. Но он ей очень нравился. темноволосый, темноглазый, подтянутый и как-бы «правильный» во всем. Он излучал уверенность в себе, и было видно, что с женщинами обращаться он умеет. Ну еще бы — быть владельцем салона красоты и не уметь обращаться с женщинами! Лифт остановился и пара вышла на шестом этаже. Рудольф уверенно открыл дверь ключом и чуть посторонился, пропуская девушку вперед. В огромной прихожей был идеальный порядок. Дорогой гарнитур из темного дерева был украшен инкрустацией, блестки лака переливались под светом лампы. Массивное зеркало в металлической оправе отразило мужчину и женщину, красивую пару, которая смотрелась довольно эффектно — он в темном костюме и она в строгом платье, подчеркивающем фигуру. Рудольф улыбнулся отражению в зеркале. Ажурные кованые светильники на стенах дополняли «мужской» интерьер. — Вот такая у меня квартирка! — сказал молодой человек, — Пойдем, я покажу тебе другие комнаты. Они прошли в большой зал, уютно обставленный мягкой мебелью. Он был оформлен в шоколадных тонах. На полу лежал пушистый ковер, который ласкал босые ноги. Резкие геометрические формы на полу и потолке дополняли друг друга. Зал больше походил на кинотеатр, потому что на одной из стен висела внушительная плазменная панель. — Тут я люблю смотреть новые фильмы и слушаю музыку, — пояснил мужчина. Затем он повел ее в спальню. Как только он открыл дверь и включил настенный светильник, Катерине показалось, что она попала в мир роз. Катя не раз слышала о том, что в последнее время очень модными стали круглые кровати, но она не понимала, как можно на них спать. И вот впервые в жизни (не в рекламе по телевизору) она увидела такую модель. Кровать стояла на округлом пьедестале. Резная спинка кровати была украшена розами и ангелочками, на кровати лежал пушистый плед с цветочными мотивами, а на потолке была установлена закругленная сфера, к которой крепился полупрозрачный розовый полог. «Чтобы закрывать кровать по кругу», — догадалась девушка. Окно скрывали тяжелые сиреневые портьеры. В спальне царил тот полумрак, который и должен быть в обычной спальне. Катя уловила аромат чего-то восточного, витающий в воздухе. — Здорово, очень здорово! Как у тебя красиво! — девушка просто не могла подобрать слов и коротко вздохнула. Рудольф, по всей видимости, привык к такой реакции посетителей (или.. посетительниц..), поэтому улыбнулся и сказал: — Пошли на кухню! Сейчас будем пить шампанское с шоколадными конфетами! Он слегка приобнял ее и повел на другой конец квартиры. Интересно, что кухня также была полукруглой. В окне отражался ночной город с желтыми глазами фонарей, снующими туда-сюда машинами и яркими вывесками реклам. Форму полукруглого окна повторял мягкий диван с низкой спинкой, напротив которого возвышался круглый стеклянный стол. Рудольф слегка подтолкнул девушку к дивану, и она села на него, скрестив ноги. Мужчина открыл серебристый холодильник и достал из него коробку дорогих конфет с бутылкой игристого вина. Катя мельком заметила, что в холодильнике было много йогуртов и фруктов. Тут же на столе появились для вычурных фужера, которые Рудольф с легкостью заправского официанта заполнил до краев. Вино играло искорками и призывно пшикало. Они стояли на прозрачном столе и казалось, что висели в воздухе. — Ну что? За двух театралов? — Рудольф поднял фужер, и Катя последовала его примеру. Легкий звон хрусталя как будто начал отсчет чему то новому. Новому времени, новым отношениям, новому пониманию жизни? Катя пока не поняла чему. За первым бокалом последовал второй, с пожеланием счастья, за ним третий — удачи. Коробка конфет лежала на столе, и в ней одиноко зияли четыре пустых ячейки. Остальные ячейки были полными. Катя откинулась на мягкую спинку дивана, ей было тепло и очень уютно. Рудольф сидел рядом и рассказывал о своем бизнесе, о том, с чего все начиналось, какими привередливыми бывают клиентки, как тяжело подобрать персонал. А еще о том, что он любит путешествовать, но на это у него не хватает времени. — Ты любишь путешествовать? — спросил Рудольф. Для Кати путешествие означало поездку на машине или на велосипеде, куда-то туда, где не ступает нога человека, ну, или ступает очень редко. — Не очень, — ответила она. — А зря! — сказал он. Рудольф пустился в пространный рассказ о том, какое прозрачное море в Эмиратах, высочайший уровень сервиса в Испании и экзотическая кухня в Таиланде. По всей видимости, в термин «путешествовать» он вкладывал совершенной другой смысл. Но слушать его было очень интересно. Он сидел рядом и она ощущала терпкий запах дорогой туалетной воды. Пахло довольно приятно и необычно, потому что Веник пользовался только дезодорантами, и запахи у них были совершенно другими. Более простыми что ли.. Рудольф приблизился практически вплотную, а Катя не отстранялась. Закрыв глаза она слушала его. И когда почувствовала губами легкое прикосновение мужских губ и покалывание вечерней щетинки, ей было очень приятно. Рудольф целовал ее умело и нежно, и Катя поддалась легким чувствам желания и эйфории, которые вызывают бокал шампанского и красивый молодой человек рядом. Рудольф обнял ее уже более крепко и повел в спальню, продолжая целовать. Последнее, что запомнила Катя, это был звук полога, который отрезал от внешнего мира большую круглую кровать с розами и ангелочками. Утро Она открыла глаза и почувствовала, как болит голова. Было раннее утро. Катя подскочила с круглой кровати и начала осматриваться, спросонья не понимая, где она находится. И, вспомнив все, легла обратно, завернувшись в одеяло, от которого исходил восточный аромат. Она с удовольствием вспоминала горячие руки на своем теле, губы на щеках и на шее, мужские длинные пальцы, запах шампанского и шоколада. Рядом с Рудольфом она чувствовала себя сексуальной и желанной женщиной. Он проснулся чуть раньше и уже ходил по комнате в брюках, застегивая рубашку. — Вставай, соня! — весело сказал он, — на работу пора! Она сладко потянулась и протянула руку за одеждой. — Одевайся, — сказал он. Она ждала чего-то большего. Может быть, утренней ласки, признаний в любви, или другого мужского внимания… Но Рудольф быстро ходил по комнате, уже застегивая дорогие часы на левой руке. — Так, завтракать некогда, куда тебя подбросить? Я еду в налоговую, мне к девяти утра туда необходимо попасть. Он взял смартфон, сделал несколько легких движений пальцем по экрану, и остановился, вчитываясь в сообщения. Катя уже надела свой вчерашний вечерний наряд и тоже глянула на часы — надо же, уже восемь утра! Она никуда не спешила, и глупо было ожидать от мужчины, которого мало знаешь, каких-либо признаний. Но все же она на это надеялась. Ей нужно было домой, но она стеснялась попросить его подбросить ее до дома. — Так куда тебя подбросить? — спросил он. — Я не спешу, ты высади меня возле ближайшей автобусной остановки, — попросила она. Потом, помолчав, добавила, — как жаль, что не удается вместе позавтракать. — Да, да, жаль, — сказал он, отрывая взгляд от смартфона, — но, давай сегодня вечером поужинаем вместе, — он покровительственно приподнял ее за подбородок и поцеловал. Птичка в груди у Кати затрепетала. Как же все-таки приятно от него пахнет! Пальцы у него длинные и тонкие, как у пианиста, глаза, которые приблизились к ее лицу во время быстрого поцелуя, темные и блестящие, а воротник рубашки — кипельно белый. Он ей очень нравился, и она решила не капризничать. Действительно, мужчина ей попался очень деловой и поэтому не стоит напрягать его требованиями и желаниями. Мачо Она стояла на незнакомой автобусной остановке и не знала, на какой автобус садиться. Незнакомый молодой человек, который стоял неподалеку, наблюдал за ней. Интересный факт — как только женщина становится свободной, мужчины так и норовят прицепиться к ней. Аура от нее что ли такая исходит, или выражение лица меняется. Как говорил Гоша из фильма «Москва слезам не верит» — «У Вас взгляд незамужней женщины. Она смотрит оценивающе». Она улыбнулась молодому человеку, и отвернулась. Ну просто потому, что у нее было хорошее настроение. Она вспоминала Рудольфа, театр, ночь, проведенную в его квартире. Это был легкий флер, послевкусие приятного вечера. Но молодой человек подошел ближе. — Хорошая погода! — сказал он. — Да, — она поддержала разговор. — А Вы не знаете, какой автобус идет до улицы Мирной? — Сто сорок второй, — ответил мужчина. Он продолжал пожирать ее глазами, и Катя почувствовала себя неуютно. Конечно, черное вечернее платье и туфли на высоких каблуках не монтировались с автобусной остановкой. — Спасибо, — она улыбнулась и отвернулась в другую сторону. Молодой человек стоял рядом и не собирался отходить. — А почему вы стоите, но как будто танцуете? — спросил он. Катя растерялась и не знала, что ответить. — меня Саша зовут, а тебя? — перешел на «ты» незнакомец. Такая фамильярность Катерине не понравилась, но молчать было как-то неудобно, поэтому она коротко ответила: — Катя. — Ты замужем? — перешел в наступление молодой человек. — Развелась, — ей не хотелось продолжать разговор, но молодой человек не отставал. — Давно? — Около месяца назад. — Гулял? — Нет. — Почему развелись? — Мне бы не хотелось отвечать на этот вопрос, — сухо сказала она. — Он дурак, раз такую девушку упустил. — Саша полез в карман брюк и вытащил пачку сигарет, — куришь? — Нет, спасибо. — А я с твоего позволения. Мужчина вытащил из пачки одну сигарету, вставил ее в рот и чиркнул зажигалкой, продолжая рассматривать Катерину. Ей показалось, что он раздевает ее взглядом. Он глубоко затянулся и выпустил тонкую струю дурно пахнущего дыма, от которого у нее запершило в горле. — Хочешь забыть своего мужа? — вдруг спросил он. — Каким образом? — Катерине стала изрядно надоедать его бесцеремонность, но она совершенно не знала, как от него отделаться. Старалась разговаривать сухо и короткими фразами, но, молодой человек, казалось, этого не замечал. — Мы переспим, и ты его забудешь, — Саша стряхнул с сигареты пепел и уставился на ее ноги. Ей стало, с одной стороны, страшно, а с другой настолько смешно, и она едва сдержалась, чтобы не покатиться со смеху. Невысокого роста, светловолосый, голубоглазый, немного щупленький паренек вызывающе хлопал глазами и старался изобразить опытного мачо. Так с ней еще никто не пытался познакомиться, чтобы сразу же тащить в постель. Что ж, наглость тоже надо ценить. Она многим помогает в нашей жизни. — Ты в этом уверен? — спросила она серьезно. — Как никогда! — гордо ответил Александр, — дай свой номер телефона! — Лучше ты мне дай свой номер — я тебе сама позвоню. Раздуваясь от собственной значимости Александр продиктовал ей свой номер. — Теперь набери меня, — он достал телефон и замер в ожидании ответного звонка, — проверим, правильно ли записала номер. Но Катерина была не настолько глупой, чтобы набрать его. Ведь ее телефонный номер тут же станет известен «мачо». К счастью, подъехал заблудившийся сто сорок второй автобус, и она со словами: «Я тебе позвоню сегодня обязательно!» — радостно укатила по маршруту, чувствуя облегчение от того, что навязчивый кавалер не догадался увязаться следом за ней. Люська — Ну ты уже совсем с ума сошла! — шипела Людмила в телефонную трубку, — зачем ты поперлась от него домой на автобусе? Значит, получил, все что хотел в первый же день, и отправил свою женщину на Камчатку! — А что мне надо было делать? — спросила Катерина. Она только что сбросила надоевшие узкие туфли, переоделась в лосины с футболкой, умылась, выпила таблетку от головной боли, съела бутерброд с чаем и чувствовала себя намного лучше. — Прежде всего, он должен был хотя бы завтраком тебя накормить. Ты что — бесплатная проститутка? Если бы он снял девушку на улице, он бы потратил больше, чем триста рублей на шампанское и коробку конфет. Которые сам выпил и съел, кстати! — Вообще то на такие слова я могу обидеться! — сказала Катерина, — и к тому же Рудольф не такой! — Такой не такой. Все они такие! — Люська шепотом ругнулась в телефонную трубку. — И как еще я должна тебя учить? Чтобы мужчина почувствовал себя охотником, нельзя отдаваться ему в первую же ночь! Нужно, чтобы он почувствовал к тебе влечение и привык, а потом цепляешь его на крючок — и он весь твой! — Но нам не по 18 лет! — возразила Катерина. — Он мною явно увлечен, и мне он безумно нравится. Такой красивый, умный, а какая у него квартира — ты бы видела! — Иди еще, полы ему помой там, для полного счастья — съехидничала Люська. Катя решила на нее не обижаться. Все же у Люськи опыт в амурных делах намного больше, чем у нее. Но судить по людям исходя только из своего опыта — это очень ограниченно. Люди ведь все разные. И мужчины разные бывают. А Люська неожиданно сказала: — Позвони Александру! — Какому? — Ну, тому, с остановки. — С ума сошла? — Сравнишь хотя бы. У тебя слишком ограниченный опыт общения с мужчинами. — С ума сошла! — подытожила Катерина, — Давай, пока! — и положила трубку. Она, конечно, не собиралась звонить никакому Александру. Во-первых, мужчина, который прямо на улице тащит женщину в постель, ни к чему хорошему не приведет, а во-вторых, у нее уже был Рудольф, умный, красивый и деловой мужчина, мечта любой девушки. Весь день Катерина решила посвятить уборке квартиры. Она сняла тюль, взяла тряпку, налила теплую воду в таз и начала мыть окна. Времени в отпуске не так уж и много, поэтому каждую свободную минуту нужно проводить с пользой! Джокер Она так и не появилась вчера ночью. Где она была? Скорее всего, с мужиком на темной машине. Всю ночь я поглядывал на ее окна, но свет в них так и не загорелся. Монитор моего компьютера периодически отключался, и приходилось в темноте нащупывать кнопку включения на системном блоке. Лишь мирный гул машины приводил меня в равновесие. Под него я и уснул. Разбудил телефонный звонок. Солнце уже пыталось прорваться сквозь шторы в комнату. Черт! — Алло! — Доброе утро, Игорь! На какой стадии работа? Голос начальника Крючкова, сухой и жесткий, прозвище Крючок. — Вчера дописал блок, отвечающий за защиту информации, — сонным голосом ответил я. — Почему голос такой сонный? Спишь в рабочее время? — Ночью писал, — буркнул я в ответ. — Хорошо! Не забудь о сроках! Завтра появись в офисе и покажи результат! — Крючков отключился. Я протер глаза. Мне казалось, кто-то насыпал в них песок. Подошел к умывальнику, плеснул в лицо прохладной водой, взял зубную щетку, посмотрел в зеркало. Лохматый «ботан» в майке, плечи ссутулены от нахождения за компьютером, красные глаза с синими кругами под ними, лицо с двухдневной щетиной. Высокий, но внешность, среднестатистическая. Ничего нет во мне примечательного. Как только Берта обратила на меня внимание? Все, что во мне примечательное, это слегка рыжеватые густые волосы. Никогда не могу их уложить. Все время торчат в разные стороны! А еще ум! Самое главное во мне — это ум. Языки программирования — мои родные языки. Причем, самые сложные из них. Набор символов и команд для меня — это шаги, циклы, условия и результаты. Опыт для меня — база данных, огромная и необъятная. Я вижу все вокруг в двоичной системе счисления. Я говорю с компьютерами на одном языке. Он органичный и всеобъятный, ведь тупые машины без меня — это просто набор металла и пластика, кабелей и микросхем. Почистил зубы, надел очки. Подошел к компу. Бросил взгляд в окно и обомлел. Моя малышка стояла в окне и смотрела прямо на меня! Отпрянул от окна вглубь комнаты. Она стояла, раскинув руки и звала меня. Черные обтягивающие штанишки, выгодно подчеркивающие длинные ноги, белая свободная футболка под которой только угадывались изгибы ее тела. Ноги босые. Мне кажется, я даже рассмотрел цвет лака на ее ногтях. Он был ярко-розовым. Ты зовешь меня? Это ты ко мне обращаешься, Берта? Но… Я не готов ко встрече в реале! Схватил расческу со стола, стал лихорадочно причесываться, не отводя от нее взгляда. И тут она пропала. Просто исчезла из окна. Ничего не понял. Подбежал к окну и отдернул штору. В комнату проник солнечный луч. Он предательски осветил пыль на шкафах, крошки на полу, чашку в виде женской фигуры на рабочем столе, стопку бумаг с каракулями шариковой ручки. Аккуратно завесил шторы, оставив небольшую щель. Все-таки она вернулась. Проскочила мимо. Когда пришла? Ночью? Или, может быть, утром? Приехала на машине? Пришла пешком? Я плохой наблюдатель. Надо что-то с этим делать. Сел на компьютер и открыл интернет. Это глобальная библиотека, огромный торговый центр, онлайн-кинотеатр и все все все… Ввел запрос — «жучок прослушка»… Если вы можете попасть туда, где происходит разговор, который непременно надо прослушать, то лучшее решение — это «жучок». Он состоит из микрофона, радиопередатчика, элемента питания. По причине крошечных размеров радиус передачи звука небольшой. Надо быть рядом устройством, и это условие вполне выполнимо… А достоинств — полно. Первое — невысокая цена, второе — простота установки, а, в третьих, замаскировать «жучок» можно подо что угодно — авторучка, мышка для компа, зажигалка, губная помада… Новые отношения Катя с надеждой ждала звонка Рудольфа. Но стрелка на часах уже подкрадывалась к 18:00, а Рудольф так и не звонил. «Наверное, он занят!», — догадалась Катерина. Поэтому девушка решила позвонить сама. — Привет! — сказала она, когда Рудольф взял трубку. — Привет, кто это? — спросил он. Катя была несколько огорошена таким ответом… — Это я, Катя! — Ааа, привет, привет! — улыбнулся Рудольф в трубку, — прости, не сохранился твой номер. — Как добралась? — Хорошо, на автобусе. — Вот и чудненько! — Рудольф, ты занят сегодня? — спросила Катерина, втайне надеясь его увидеть. — До 20-00 на работе, — ответил он. — Поужинаем? — Ты меня зовешь к себе? — засмеялся он. Она растерялась и не понимала, как он мог забыть о своем же приглашении. Но сказала: — Конечно! Приходи после работы. — Адрес? — деловито спросил Рудольф. Хорошо, что она сегодня помыла окна и навела порядок в квартире. Значит, встретит она мужчину, который ей нравится, во всеоружии. Ведь говорят же, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Катерина открыла любимую книгу с рецептами. Его непременно надо порадовать! И удивить! Рудольф появился с неизменной коробкой конфет и бутылкой вина ровно в 21:00. Ужин получался очень поздним, но что не сделаешь ради мужчины, который нравится. Он деловито чмокнул Катерину в щеку, разулся и прошел в ее небольшую квартирку. — Площади у тебя небольшие, но уютные, — сказал он. — Что ты! Куда мне до твоей квартиры, такой … — Катя не могла подобрать слов.. — неповторимой! — наконец то выдавила она шаблонное слово. Он засмеялся. — На самом деле я дом хочу построить. За городом. Квартира — это временное пристанище в городе, — сказал он. Кухня у нее была небольшой, поэтому в зале она накрыла стол. — Ооо, какая вкуснятина! — сказал Рудольф, потирая руки, — я голодный как зверь! — и он подмигнул девушке. Она смутилась. Его подмигивание было несколько двусмысленным. Ну и пусть! — решила она. Главное, чтобы мужчина был заинтересован в тебе как в женщине, а не как в источнике пищи. Кажется, она нашла мужчину, который полностью противоположен бывшему мужу. Дома у него чистота и порядок. Он хочет и умеет зарабатывать, он начитан и опытен, и, к тому же, безумно красив. *** Катерина практически перестала появляться в своей собственной квартире. Утром она бежала в офис (Рудольф не мог ее отвозить, так как его рабочий день начинался немного позднее), а вечера они проводили вместе. Ей казалось, что она попала в сказку. Одинокая Золушка, на которую обратил внимание принц. Она готовила ему ужин, так как приходила раньше. Да, она мыла полы в его шикарной квартире. И что с того? Да, она стирала его вещи и с удовольствием гладила их горячим утюгом. Ведь одно из важных предназначений любой женщины — это поддержание уюта и обеспечение любимого мужчины чистыми рубашками и сытным ужином. Вечером она дожидалась его и, включив огромный телевизор, бессмысленно смотрела вечерние шоу. Она не погружалась в темы, по которым спорили кричащие дамы и странные мужчины. Она просто ждала его и не знала, как скоротать время. Как только Катя слышала скрежет ключа в замочной скважине — подскакивала и неслась в коридор. Она встречала его на пороге и помогала снять плащ, заботливо размещая его на вешалке. Он, чмокнув ее в щеку, сразу же проходил на кухню, мыл руки и садился за стол. А она хлопотала перед ним с горячим ужином, ощущая себя если не женой, то очень, очень близкой ему женщиной. — Почему ты сегодня не накрашена? — как-то спросил он утром. — Не успела… — растерялась она. — Женщина должна быть всегда в форме, чтобы доставлять удовольствие своему мужчине, — сказал он. Он приезжал вечером на своей шикарной машине. Иногда он бывал раздражительным. Наверное, у него были проблемы на работе. Но он старался о них не распространяться. — Ты вчера загладила воротник моей рубашки. — Как это? — не поняла Катерина. Он поднес к ее лицу воротничок черной рубашки: — Видишь, кончик воротника блестит? — Нет… — Катя искренне пыталась увидеть блеск, о котором говорил Рудольф. — Ну как не видишь? Вот же! Он с раздражением ткнул пальцам в кончик воротника, и Катерина с трудом рассмотрела лоснящуюся потертость величиной полсантиметра. — Прости, но этого же не видно! — Видно все! — строго сказал Рудольф, — твой утюг был слишком горячим! Ты знаешь, что рубашки нужно гладить с изнанки? Она этого не знала, но не стала возражать. Горячий так горячий, с изнанки — значит, с изнанки. Будем гладить на низкой температуре! В один из выходных дней она решила поспать. Ну просто поваляться в круглой кровати с ангелочками, потому что накануне они с Рудольфом легли поздно. Каждому будет понятно, почему. Ангелочки на кровати, казалось, перемигивались и хихикали. Проснулась она от того, что Рудольф тряс ее за плечо: — Вставай, соня, иди готовить завтрак! — Рудольф, можно немного поспать? Воскресенье! — она сладко зевнула. — Но я уже встал! — искренне возмутился он. Катерина сползла с кровати и поплелась к холодильнику. Ей, невыспавшейся, летать на крыльях любви этим утром как-то не хотелось. Но Рудольф, почистив зубы и надев домашние, но такие же выглаженные и подтянутые, как он, брюки, сел за стол. — Простая яичница? — удивился он. — В холодильнике полно продуктов. — Может быть, сегодня по-простому покушаем? — робко предложила Катя. — Ну.. давай, только достань из холодильника йогурт. Еще не забывай — чай нужно наливать так, чтобы след от заварки оставался внутри носика. Вон, смотри, у тебя на чайнике коричневое пятно осталось. Он был очень аккуратным. К слову сказать, еще Рудольф придерживался правильного питания. А к его чести следует отметить то, что с Катерины он не брал ни копейки. Продукты приносил он, и Катерине оставалось только их обрабатывать. Она любила делать подарки. Один раз купила ему рубашку. Она просто не могла пройти мимо. Изделие с зеленоватым отливом и чуть заметным узором по всей поверхности, со строгим воротничком она купила на распродаже и вечером преподнесла своему любимому мужчине. — Это мне? — удивился он. — Как мило. Спасибо! И упакованная рубашка ушла на постоянное место жительства в шифоньер, коротая там свой неиспользованный век с новыми носками и трусами. — Почему ты не надеваешь новую рубашку? — как-то вечером спросила она, когда они сели ужинать. — Какую? — Ну ту, с зеленоватым узором. Она у тебя на полке лежит. — Аа, да понимаешь, она не подходит к моему костюму, — он улыбнулся и обнял ее. — обязательно как-нибудь надену. Чтобы не пил, не курил Чтобы не пил, не курил, и цветы всегда дарил… Пожалуй, Рудольф подходил под данный трафарет. И если, вдруг они разведутся — то у детей отец будет всегда. Так рассуждала Катерина. Меркантильно? Быть может — да, но, как говорила героиня фильма «Девчата» — «Ей скоро 28 стукнет, тут и за козла пойдешь». С этим утверждением в современном видении жизни можно спорить долго. Но факт остается фактом — в 28 женщины редко выходят замуж по большой и всепоглощающей любви, когда закрываются глаза на все недостатки, а неприятные особенности воспринимаются как приятные. Временно. Зрелые женщины рассматривают мужчин через призму совместного будущего и комфортного существования. Однажды в выходной день Рудольф уехал на работу. Катерина в одиночестве посмотрела утренние передачи, приготовила обед и больше не знала, чем себя занять. Читать любовный роман Костромской не хотелось, поэтому решила позвонить Рудольфу. — Привет, Рудольф! — она улыбнулась в трубку, — ты сильно занят? — Не особо, — ответил он, — ищу в интернете поставщиков шампуня. А что? — Я обед приготовила. — Буду поздно! — ответил он. Она представила, как он сидит за своим большим офисным столом перед огромным монитором. На нем, как всегда, безукоризненно чистая рубашка, дорогой галстук, выглаженные брюки. Он держит в длинных красивых пальцах правой руки авторучку, а левая сжимает телефон. Темная прядь волос падает на красивый высокий лоб. Внезапно Катерина, чувствуя к нему порыв нежности, сказала: — Рудольф, я тебе люблю… — Взаимно, — улыбнулся он, — чем занимаешься? — Жду тебя и раздеваюсь, — засмеялась она. — Показывай, — ответил он. — Что? — не поняла Катерина. — Показывай, как раздеваешься. Высылай видеоотчет, — ответил он и внезапно повесил трубку. Она, все еще чувствуя нежность и желание, включила видеозапись на телефоне. Медленно сняла платье, покрутилась в нижнем белье перед зеркалом, потом скинула легкое кружевное белье… Нажала кнопку «сохранить» и отправила соблазнительное видео Рудольфу. Она делала такое впервые в жизни, и с каждой новой минутой похоронного молчания телефона ей становилось неудобно и стыдно. Оделась, села на диван и включила какую-то развлекательную передачу. Но мысли ее были где-то очень далеко. Почему Рудольф не ответил? Допустим, он был занят.. Но после отправки видео прошло уже более часа… Герои передачи мирно переругивались и создавали общий фон для обдумывания сложившейся ситуации. Катерина посидела немного, потом встала и пошла за книжкой. Прошло часа два, и телефон чирикнул СМС-сообщением: «Что это за стриптиз? Надо позвонить в ТСЖ и узнать про плановой отключение воды.» Она ответила: «Я просто пошутила, хорошо». Почему-то Рудольф никак не среагировал на эту милую шутку, которая для Катерины изначально вовсе не была таковой. Ей показалось странным, что никакого впечатления ее выходка на него не произвела, у нее было такое чувство, что он ужаснулся…. Она вдруг почувствовала себя нежеланной и некрасивой, это чувство было очень неприятным. Ей было обидно и, самое главное, ужасно стыдно, и хотелось стереть себе память за эти три минуты позора…. Людмила ей как-то рассказывала, что как-то встретила своего любовника в красных чулках и на каблуках, а он пришел в полный восторг. Катя вдруг представила, что мужчина говорит Люське, которая стоит перед ним в красных чулках: «Что это за стриптиз?», и начинает рассказывать, как он ремонтировал сегодня коленвал в автомобиле или сдавал ковер в химчистку. Поступок с отправкой видео был для Катерины нестандартным, ей показалось, что Рудольф воспринял его как что-то некрасивое и странное. Когда Рудольф вернулся с работы, она была благодарна, что он не вспоминает эту выходку. Люська и ее философия — Кать, в чем дело? Я пришла к тебе вчера вечером — а тебя дома нет. Где находишься? — возмущалась в телефон Людмила. Катя улыбнулась: — Живу с Рудольфом. — Что?? — Живем вместе, общаемся, ведем хозяйство. — Да ладно, не врешь? — не поверила подруга. — Прямо у него живешь? Гостевой брак? — Нет, просто живем вместе, у него. — Ну ты скоростная, — удивилась Людмила, — я бы так не смогла. Влюбился? — Не знаю, не говорил. Наверное, да. Ну, во всяком случае, мне кажется, что это мой мужчина, мне он очень нравится. — Завидую, — искренне прошептала Людмила, — замуж предлагал? — Пока нет. — Ну, возможно, для этого еще рано. Не спеши. — Я не спешу, мне кажется, это не главное в отношениях. Люська помолчала. — Почему не позвонила, не рассказала? — Извини, как-то времени нет. По вечерам уборка, потом он приходит. — В смысле? Какая уборка? — Ну в квартире убираюсь перед его приходом. — А кто там у него мусорит? Собака что ли есть? — Нет. Просто он любит чистоту. — Ааа, — Люська опять понимающе помолчала, — подарки дарит? — Нет, это же не главное. Важно, что нам хорошо вместе. — Ну-ну, — Катерине показалось что она слышит, как Люся думает. — Вечера мы проводим дома, ужинаем вместе, — продолжила Катя. — В кино, театр водит? — Ну только один раз пока ходили. А как ты? Чем занимаешься? — она перевела разговор, так как Людмила давно не появлялась и не сообщала свои новости. — На днях должна с одним женатиком на море уехать, — засмеялась Людмила. — Ой, Люда, зачем ты связываешься с женатыми? Разбивать семью — очень плохо! — Кто ее разбивает то? Мы просто отдыхаем вместе, в чужие семьи я не лезу, — обиделась подруга, — и вообще, если он женат, это не значит, что он принадлежит только одной женщине. Если он готов делиться своим вниманием со мной — почему бы мне не принять это? Люськина философия и жизненная позиция не были понятны Катерине, но она предпочитала не спорить с подругой. Каждая из нас является хозяйкой своей судьбы. Людмила — женщина взрослая, и сама разберется, с кем ей стоит встречаться, а с кем — нет. Люська помолчала и вдруг сказала: — Знаешь, мне кажется, что тоже пора где-то пришвартоваться. Найти тихую гавань и жить у мужа, как Христос за пазухой. — Как у Христа за пазухой, — рассмеялась Катя. — Все равно. Вот ты нашла Рудольфа — богатый, красивый, содержит тебя. А у меня постоянно скачки и поиски. — Да, содержит, но мне это не совсем нравится, я тоже зарабатываю и буду вкладывать в семейный бюджет. — Ну и дура! — Почему? Начну с небольшого — вот вчера получила зарплату — купила картину. Настоящую! Такая прелесть! Там изображены девушка и мужчина на фоне голубой реки, по которой плывут лебеди, а вдалеке — маленький домик. Таким уютом веет. Сегодня попрошу Рудольфа повесить ее на стене. — Вдвойне дура. Во-первых потому что покупаешь вещи в квартиру, которая тебе не принадлежит. А во-вторых, вместо того чтобы покупать живопись, лучше бы деньги отложила за это время. У женщины всегда должен быть путь к отступлению, заначка, свои деньги, чтобы в любой момент можно было сказать парню «Адью», если тебя что-то не устраивает. Может быть Люська была и права, но Катерина ничего не хотела слушать. Она хотела жить с Рудольфом также счастливо, как красивая девушка на этой картине, в уютном домике, на берегу реки с лебедями. Когда она поделилась ситуацией со стриптизом с Люськой, то та долго смеялась и сказала: — Не бери в голову. Он просто сухарь. Или женщины его неоднократно баловали стриптизом. Вот знаю случай — одна девушка захотела покрасоваться перед своим парнем. Залезла на стол и стала выполнять акробатический этюд. Вдруг не удержалась и пукнула. Растерялась и у нее сразу все пошло не по плану. Она упала со стола и выбила своему парню ногой зуб. Вот тут, действительно, стыдно. Дом, река и лебеди В квартире у Рудольфа Катерина старалась поддерживать идеальную чистоту. Она сама не была стопроцентной чистюлей, и ее страсть к уборке не доходила до шизофреничного состояния. Полы она мыла раз в 2-3 дня, грязная посуда всегда убиралась сразу же после ужина, и в своей квартире ей не было стыдно, если кто-то вдруг заходил в гости без предупреждения, хотя у нее не было привычки убираться перед приходом гостей. Но у Рудольфа была какая-то странная мания: он заходил в свою квартиру, проходил в комнаты и смотрел, что не так. Сегодня он увидел пару комочков земли в прихожей, которые упали с ее туфель утром, и Катя не успела их убрать вечером. Точнее, она просто их не заметила. — Это что? — сказал он, указывая на мусор. — Ой, прости! — Катерина тут же побежала за тряпкой. — В доме надо поддерживать идеальную чистоту, — сказал он и прошел на кухню. Именно сегодня Катя первый раз поймала себя на мысли, что к каждый раз к его приходу она находится во внутреннем напряжении и думает, что он еще сможет найти в квартире, чтобы указать ей на недостатки в уборке. Все остальное время они общались очень хорошо, занимались любовью, смотрели вместе фильмы и слушали музыку. Но ее начал доставать этот маниакальный педантизм, и она даже начала сравнивать его с фильмом, где герой Джека Николсона на улицу выходил исключительно в перчатках. Вечером она преподнесла ему картину. Торжественно распаковав ее перед диваном, где он сидел. Стоит отметить, что на ее покупку девушка потратила почти всю свою небольшую зарплату. — Давай повесим ее в коридоре перед дверью? — предложила она, — будем заходить и сразу видеть дом мечты и прекрасную пару. Картина будет наполнять нас положительной энергией. Рудольф вертел картину в руках, всматриваясь в каждую деталь. — А кто художник? — спросил он. — Там подпись снизу, С.Н. Перенко. — Что-то какой-то неизвестный, — усомнился Рудольф. — Наш современник. Но картина очень красивая, правда? — сказала она, усаживаясь рядом на диван и прижимаясь к Рудольфу. — Нет, в коридор мы ее вешать не будем. Давай пока подумаем, какое именно место для нее подходит, — мужчина отложил картину в сторону и потянулся к Катерине. Он обнял ее за талию и начал нежно целовать. Она, растаяв в его объятиях, ответила тем же. Ее душа истосковалась по эмоциям любви и нежности, ощущениям нужности, а Рудольф нечаянно «открыл» забытые когда-то чувства. И эти чувства были только ее. Может быть, она испытывала такое же состояние, когда знакомилась и начинала отношения с бывшим мужем? Катерина не помнила. Объект изменился, а источником любви и нежности осталась она сама. В омут с головой — это выход из одиночества, чтобы не вспоминать неудавшийся брак и безразличие бывшего мужа. Но.. бросаться в омут — это ошибка многих женщин, один из способов забыться, уйти в мир своих иллюзий, хотя, может быть, и сам принц подтянется туда… На раз, два, три.. Любить и быть любимой Как избавиться от желания любить и быть любимой? Можно ли стать свободной от одиночества в отношениях, не имея этих самых отношений? Ее душа не давала ей покоя — она хотела видеть Рудольфа по утрам, ночам, да вообще всегда… Но когда они находились на расстоянии друг от друга (например, на работе), он никогда ей не звонил, не писал смс, но отвечал на ее звонки и сообщения, хотя почти никогда не начинал связь первым. Если он ей и звонил, то только для того, чтобы сообщить, что задержится или уточнить, что купить домой. А один раз он сказал ей, как представляет, что он — дедушка, а она — бабушка, и он вместе смотрят телевизор при свете ночника… Ей было иногда сложно его понять. — Ты почему не вытерла ванну? — как-то спросил он после того, как Катерина вышла из душа. — В смысле? — не поняла она. — Когда принимаешь ванну — нужно ее мыть после себя и протирать сухой тряпочкой. И раковину тоже после мытья рук. — Зачем? — искренне удивилась она. — Как зачем? Чтобы на поверхности не оставались разводы от воды, — пояснил Рудольф. — А ты всегда протираешь ванну за собой? — возразила Катя. — Естественно! — ответил он, — Еще я тебе хочу заметить — когда чистишь картошку, то очистки следует мелко рубить ножом и смывать в унитаз. — Для чего? — еще больше удивилась Катерина. — Я не понимаю, почему я должен объяснять тебе такие простые истины, — раздраженно ответил Рудольф, — чтобы в мусоре не скапливались пищевые отходы. — Но очистки забьют канализацию дома! — возразила Катя. — Не забьют. А если и будут проблемы — коммунальные службы справятся. Для этого я деньги им плачу, — сказал он. — Когда меня не было — ты тоже рубил очистки? — спросила Катя. Она искренне не понимала, как в своем плотном графике Рудольф мог находить время на эти мелочи. Но он только строго на нее посмотрел и не ответил на ее вопрос. Ее, еще совершенно не жену, а только любимую женщину, постепенно начинало съедать какое-то непонятное чувство вины. В людях бывает открытая агрессия, когда они показывают злость и дерутся. А есть агрессия скрытая — они как-бы и не бьют вовсе, но при помощи психологических ударов как будто обвиняют тебя в чем-то… Она искренне не понимала, почему в доме беспорядок. Стоящую на тумбочке сумку она воспринимала как само собой разумеющееся, а прозрачные разводы на дорогой ванной она даже не видела… Выходной Подаренная Рудольфу картина все же нашла свое постоянное место. Она была размещена на большой лоджии, на ее стене. Каждый раз, когда Катя выходила на нее — она любовалась картиной и чувствовала, что хоть какую-то частичку себя она привнесла в эту шикарную квартиру ее любимого человека. Как-то в выходной день Рудольф работал, и Катерина решила убраться во всей квартире. Она вымыла полы и окна, приготовила ужин, испекла вкусный торт, сделала прическу — распущенные длинные локоны по плечам, надела красивое синее платье с заманчивым декольте и стала ждать своего любимого. Как только раздался звук открывающейся двери — она, улыбаясь, вышла в коридор. Он зашел и, разуваясь, оценивающе на нее посмотрел. — Привет, Рудольф! — сказала она, — я соскучилась, — она нежно его обняла. — Привет! Какая ты сегодня красивая! — он поцеловал ее в щеку и аккуратно поставил ботинки в шкаф. — А почему в квартире бардак? — он указал пальцем на ее расческу, лежащую на тумбочке возле зеркала. Она молча подошла и убрала расческу в сумочку. Он прошел в ванную, вымыл руки, и, вытирая их полотенцем, окинул взглядом комнату. Затем заглянул в спальню, прошел мимо зала и проследовал на кухню. Катерина плелась за ним, чувствуя себя ученицей в момент сложного экзамена. Круглый стеклянный стол был сервирован, как в лучшем ресторане: два прибора — большая тарелка, в ней маленькая, нож и вилка, лежащие по всем правилам, два идеально отполированных бокала для вина, салфетница с красочными бумажными салфетками. Картину дополняла крошечная вазочка с цветком. Он окинул взглядом стол, довольно улыбнулся. У Кати отлегло от сердца, и она вздохнула свободно. Но… — Все тарелки должны стоять по размеру, — сказал Рудольф, открывая кухонный шкаф, — слева — большие, потом они должны уменьшаться по размерам постепенно, и правый угол замыкают самые маленькие тарелки и блюдца. Он самостоятельно начал переставлять тарелки в шкафу. — Вот у тебя был выходной день — разве трудно это сделать? И вообще, — продолжил он, гремя тарелками, — не забывай — перед тем, как ты начала мыть посуду — нужно вымыть руки с мылом, и после мытья посуды — сделать то же самое. Черт, эта посудомойка не работает — забываю вызвать мастера, а ты не напомнила! Катя молча смотрела на то, как Рудольф методично переставляет тарелки в шкафу. Ей было уже наплевать на синее платье с декольте, вкусный торт, который остывал в духовке, и небольшой подарок для Рудольфа, спрятанный под круглым матрасом кровати. Она чувствовала себя домработницей, а также посторонней женщиной, которая спит в кровати с мужчиной за еду и предоставленный кров. Катя вдруг поняла, что ее пугает такая маниакальная чистоплотность и педантичность. А если они поженятся, и у них родится ребенок? Ведь малыш будет разбрасывать игрушки, выплевывать пюре, в ванной будут лежать ползунки и распашонки, которые она не будет успевать стирать к приходу мужа. Она представила, как с ребенком на руках бежит к двери и встречает Рудольфа, который, отодвинув ее в сторону, с видом собаки-ищейки бегает по комнатам и выискивает, где, что, и как неправильно лежит. А Катерина с ребенком на руках ходит за ним следом и подбирает расческу, ползунки, кубик от конструктора, мягкого плюшевого мишку, авторучку и забытую возле детской кровати бутылочку. В этот момент она почему-то с сожалением вспомнила Веника и его пыльные носки, валяющиеся под такой обычной, дешевой и не круглой, кроватью. — Я торт испекла, — сказала она. — Молодец. А ложка грязная на столешнице лежит, — ткнул ее носом Рудольф в забытую ложку. — А, может быть, ты сам будешь что-то убирать и мыть, раз тебе все не нравится? — Катя почувствовала, как в ней начинают закипать и бурлить противоречивые чувства. С одной стороны, нежность и привязанность к этому человеку, а с другой — накопившееся за время отношений раздражение, которое она ни разу на него не выплескивала. — Убираться и готовить еду — не мужское дело. Для этого существует женщина, — ответил Рудольф. — Может быть, для этого домработница существует? — язвительно осведомилась Катерина. Рудольф резко повернулся и посмотрел ей в глаза. В них плясали огни ненависти. — Если ты читала Домострой, который является основой нормальных отношений между мужчиной и женщиной — то ты бы не задавала такой вопрос, — парировал он. — Я не читала Домострой. Это устаревшая книга древних времен. — Времена всегда одинаковые. Мужчина содержит женщину. Она за это обустраивает его быт. — В наше время женщины тоже работают и зарабатывают. Я тоже работаю! — Конечно, каждая женщина должна работать, чтобы в течение дня не выносить своему мужчине мозг. Ваши куриные мозги должны быть чем-то заняты. Но зарабатываете вы сущие копейки, поэтому говорить о равенстве в профессиональном плане и в сфере заработка — это смешно, — сказал он и отвернулся. — Твоя чистоплотность ненормальна, — сказала Катя. Она, едва сдерживая слезы, побежала в спальню и начала снимать красивое синее платье. Открыла шифоньер, достала домашний костюм. — В чем же она ненормальна? — Рудольф последовал за ней, явно намереваясь продолжить ссору. — Ты замечаешь то, что не видят другие, — она скинула платье и натянула майку, затем схватила шорты и старалась одной ногой попасть в штанину. Она нервничала, и надеть их удалось ей не с первого раза, — Если постоянно проверять правильность раскладывания рубашек в шкафу, тереть белой салфеткой пол в прихожей, указывать на то, что чашки и тарелки не под тем углом стоят — можно сойти с ума! — А тебе не кажется, что ты — ужасная грязнуля? — брезгливо спросил он, наблюдая за тем, как она переодевается. — И вообще, за время совместной жизни у меня к тебе накопилось множество претензий. — Не хочу слушать, — Катерина села на кончик круглой кровати и отвернулась от Рудольфа. Один из ангелочков смотрел прямо на нее, направляя стрелу из лука, и ей казалось, что он посмеивается над ней. — Нет уж, послушай, раз у нас такой разговор, — Рудольф стал нервно ходить взад-вперед по спальне, — опустим разбросанные вещи и немытые полы. Мне непонятны твои пристрастия к дешевке. Разве не ясно, что я не буду носить рубашку от неизвестного модельера, которую ты купила на распродаже, галстук непонятного происхождения и любоваться на картину какого-то художника — не запомнил его фамилию… Да меня все засмеют! Тот освежитель воздуха, который ты купила для машины — воняет дешевой клубникой, не знаю, как отмыть теперь машину от этого запаха. Катерина обиженно молчала, рассматривая веселого ангелочка. Он расплывался перед ее глазами, потому что по ее щекам текли слезы. Она не хотела, чтобы Рудольф это видел, поэтому сидела к нему спиной. Но носом так пришлось предательски шмыгнуть. Она наклонила голову вытерла слезы о свое плечо. Он это заметил и сказал: — Нечего лить крокодиловы слезы, информацию о себе нужно воспринимать адекватно. Еще ты и готовишь не очень. Катерина резко повернулась и посмотрела в его красивое лицо, которое было сейчас похоже на маску. — Да, твои блюда нездоровые. Много жареного и печеного — это плохо. Ты любишь готовить из мяса, а это яд для организма. Если ты прочла популярные кулинарные книги или влезла в интернет в поисках новых блюд — это не значит, что овладела искусством повара. Кому нужны твои пирожки? Кого ты привлечешь жареной курицей? В любой момент можно сходить в ресторан и нормально поужинать! — Тогда почему ты не ходил в ресторан? — тихо спросила Катя. — Почему не ходил? Я, как раз и ходил. А ты ужинала вечером, — он рассмеялся. — Но ты же всегда ужинал вместе со мной! — она не понимала, что происходит сейчас, в настоящий момент, и почему именно в эту минуту, как карточный домик, стали разваливаться ее мечты, надежды и, казалось бы, такие правильные и красивые отношения. — Ну да. Чтобы тебя не обидеть. И по твоей милости набрал три лишних килограмма, с которыми мне теперь придется бороться в тренажерном зале. — И вообще, тебе бы самой не помешало похудеть! У тебя есть лишнее на боках и животе. Мужчины любят стройняшек, — закончил он. Она вскочила с кровати. Да пропади все пропадом! Эта красивая жизнь, красивая квартира, Рудольф со своими претензиями. Это чужая квартира и чужой мужчина. Она пришла в его жизнь как домработница, которая не смогла справиться с возложенными на нее обязанностями. Осознавать это было очень неприятно. А эта его фраза насчет ее фигуры… Ведь Катерина никогда не была полной. Она была нормального телосложения, но все равно, как каждая девушка, комплексовала по поводу фигуры. Какой бы худой ни была бы женщина, она всегда кажется себе толстой. Это комплекс современности, когда одежду на подиуме демонстрируют женщины, походящие на вешалки, а в моде — анорексия. Но сказать такое в лицо! Это был верх обиды. Теперь понятно, почему он не отреагировал на ее выходку с видеороликом… Она открыла шифоньер и стала собирать свои вещи молча. Рудольф наблюдал за ней минуты три, а потом презрительно сказал: — Я рад, что ты все поняла. Действительно, мы не подходим друг другу. Ключи от квартиры оставишь на тумбочке возле зеркала. Катя собрала свою сумку, зашла в ванную комнату, взяла из стаканчика свою зубную щетку. Потом остановилась, и, как будто вспомнив о чем-то, вернулась в спальню. Вытащила из-под матраса подарок — маленькую коробочку с брелоком для автомобиля. Это было ярко-красное перламутровое сердечко с надписью «Люблю». Вышла в коридор. Тишина в квартире, казалось, звенела комариным писком и мешала думать. В коридоре навязчиво витал сладкий запах ее торта. Она равнодушно подумала о том, что торт он, наверное, выбросит в мусорное ведро. На кухне горел свет. Она прислушалась. Услышала шуршание бумаги. Наверное, Рудольф что-то читал. Положила на тумбочку ключи, последний раз посмотрела в массивное дорогое зеркало, выключила свет и вышла из квартиры, прикрыв дверь. Она плыла, прислонившись спиной к стене лифта. Лифт бесшумно и долго уносил ее куда-то вниз, в темноту и в пустоту. Такая же пустота была у нее внутри. Коробочку с брелком-сердечком она выбросила в мусорку возле подъезда. Люська в гостях Подруга прибежала на следующий же день. Руки Катерина опустила совершенно, и поэтому в квартире было неприбрано. Толстый слой пыли лежал на мебели, ведь хозяйка здесь давно не появлялась. Люська притащила с собой бутылку красного вина, закуски и салатики из супермаркета, но Катя совершенно не хотела есть. Они сидели на кухне и разговаривали. Точнее, разговаривала больше Людмила, а Катерина почти все время молчала. — Почему расстались? — Людмила достала из шкафа две чашки и, не церемонясь, налила в них красное вино. Стала распечатывать салаты. — Я плохая хозяйка и некрасивая. — Кто тебе сказал это? — Рудольф. — Ну и что? Кто сказал, что это правда? Ты сама то так считаешь? Давай ешь, с утра ничего не ела! — Теперь считаю, он прав, — Катя взяла с тарелки кусок сыра. — Ну и зря. — Он такой.. Умный, красивый, успешный. А я — просто ничто. — Ну кто тебе сказал, что ты ничто? — Он сказал, что я готовлю плохо, а еще, что я толстая, — Катерина пыталась сдержать слезы. — И часто ты готовила? — Каждый день по нескольку раз. — Еще убиралась… — Ну да, — Катерина отвернулась. — Гладила и стирала его вещи? — Угу. — Спала с ним… Катя промолчала. — Прекрасная домработница! Ты понимаешь, что тебя просто использовали? — Теперь понимаю. Но он говорил, что любит. — И что? Это все говорят. Ты понимаешь, что это твоя ошибка? А я же тебя предупреждала! Катя промолчала. Она теперь это прекрасно понимала. Людмила продолжила: — И еще, как совет: «надо прощать» , » сама же его нашла» и прочая чепуха «женской логики» — это все выбрасывай в топку. Если кто-то тебя обидел, то ты имеешь право этого человека ненавидеть и дураком считать… — Я его почему-то люблю. — Ну можно попробовать откатить ситуацию назад — ты пыталась ему позвонить? — Не собираюсь этого даже делать , — Катя встала и нервно начала ходить вдоль стола, вспомнив последние слова Рудольфа. Люська задумалась, а потом предложила: — Скажи ему, что ты беременна! Катерине, несмотря на всю охватывающую ее боль, вдруг стало смешно. Она улыбнулась: — Здрасьте, приехали. Люсь, ну это верх глупости. — Почему? Можно пригрозить алиментами. — Ну, во-первых, на обмане ничего не построить. Во-вторых, он меня не любит, это очевидно же. И с ребенком не полюбит точно. А в-третьих, он только посмеется надо мной. Ведь чтобы по-настоящему подать на алименты — ребенка нужно родить. А его и в проекте пока нет. В общем, я не понимаю цели этого шага. — А что, если родить от другого, а ему ребенка предъявить? — Ну это ты точно популярных шоу насмотрелась, — рассмеялась Катерина. — Вот ты повеселела — это уже хорошо. Любовь — это процесс временный. Пройдет. А вообще — он, по ходу, любимец женщин. С такими опасно завязывать отношения — все равно убегают рано или поздно. Если ему, конечно, не 80 лет. — Ты знаешь, он помешан на чистоте, — Катерина задумалась. Почему-то ей пришел на ум фильм «В постели с врагом», где героиня Джулии Робертс перед приходом мужа обязательно поправляла висящие в ванной комнате полотенца. Муж-тиран требовал, чтобы они висели на одном уровне, «по струнке». — Помнишь фильм «В постели с врагом»? Чистоплотность, конечно, хорошее качество для мужчины, но ты не представляешь, как это напрягает! — Кать, как по мне, так пусть мужчина лучше будет немножко свином, чем чокнутым педантом-занудой! Помнишь мою однокурсницу Алину? Она вышла замуж, училась, он работал, у них был ребенок и никого из родителей рядом. Оба уставали. Но ее муж любил чистоту. Правда, грязи я у них не замечала. Но проблема была в том, что он, приходя с работы, забирал у Алинки ребенка, она тут же летела выполнять там всякие домашние задания, читать лекции ну и так далее. И он со временем начал раздражаться по поводу того, что в квартире не было так чисто, как ему хотелось бы. Он говорил, что мол ты же женщина, как у тебя может быть быть грязно? Она молчала и убиралась, но только когда могла и как могла по времени. А когда в один прекрасный день он собрал в ванной с пола ее волосы и кинул их ей в лицо, она взяла ребенка, собрала вещи и ушла. — Ужас! — Ну вот у тебя что-то подобное произошло, и хорошо, что еще детей нет. Я бы с ним разговаривать даже не стала. Нужно тебе — убирайся сам, надо — беги натирай пол белой салфеточкой. И так в жизни мало времени — надо его рационально использовать. И пока он полы драит, я бы в солярий, к парикмахеру, в сауну или к любовнику — как вариант. Сразу все проблемы решены — и красивая, и отдохнула, и квартира чистая… — Не с каждым такой фокус пройдет. — Ну если так ему не нравится — пусть идет далеко и навсегда… Джокер-знакомство и жучок в квартире Долго же я ждал! Наконец Берта появилась в квартире. Ее я заметил сегодня утром. Ее и ту же ее подругу. Чай пьют. Разговаривают. Неделю назад мне доставили «жучок», такое небольшое устройство, к которому идет рация. Жучка можно встроить в любой, даже самый небольшой предмет. Возьмем обыкновенную авторучку. Ее удобно положить в сумочку. Ручка — предмет, который не вызовет подозрений. Ее можно нечаянно унести с собой с чужого стола. Правда, если жучок будет находиться в сумке, то качество звука будет страдать. Но зато я буду знать, где находится объект слежения. Дополнительная надстройка — возможность снятия координат места расположения объекта. Пожалуй, это удачное приобретение. Берта уходит на работу в 8 утра, нужно встать в это время. Ровно в 8 утра она выскочила из подъезда, и я отправился за ней, следуя на почтительном расстоянии. Если думать логически и просто включить голову — зачем мне нужно следить за ней? Первое — я не знаю, как ей представиться, как рассказать, что я тот герой из нашей игры. Ведь для нее существует две параллельные реальности. В одной мы проживаем социальную жизнь, в другой — жизнь третьего измерения. Я то это понимаю, потому что мой математический ум устроен совершенно по-другому, а она — нет. Второе — я буду знать, где она находится и с кем. Важно не допустить появления в ее жизни мужчины, который может стать моим конкурентом. Третье — узнаю, что она любит, и приду к ней во всеоружии. Интересно, а у нее дома есть компьютер? Берта подошла к автобусной остановке, я встал немного позади нее. Она окинула меня рассеянным взглядом и стала смотреть на дорогу. Не узнала! Значит, мои размышления правильные. Я физически ощущал, как от нее исходит женское тепло, а волосы ее пахли какими-то нежными цветами. Подвинулся ближе. На ее плече висела светло-коричневая сумочка. Какие у женщин идиотские сумки! Сверху застежка на одну кнопку, и почти все содержимое можно просмотреть. Ключи с брелком — какая-то плюшевая игрушка, уголок документа — наверное, паспорт. Даже кончик кошелька виден. Аккуратно положил ей авторучку в сумку. У женщин в сумочках постоянный бардак, поэтому она должна там ужиться надолго.

Джокер Итак, благодаря моей изобретательности я за три недели многое узнал о ней! Работает она на углу Советской и Кольцевой, в здании с надписью «Торгово-промышленное общество», ее автобусные маршруты — 25 и 37, иногда, когда опаздывает, вызывает к дому такси. Ее зовут Катерина. Обычное обывательское имя. Подруга — Людмила. Мама, папа — есть, живут, кажется, в другом городе. Иногда она им звонит по телефону. Скучно каждый раз слушать одни и те же фразы: «Мам, как у вас дела?», «Как здоровье?», «Как там папа?». И долго слушать тишину. Наверное мама Берты любит рассказать о своих проблемах. Смотрит она ток-шоу по вечерам, а в выходные дни — утренние развлекаловки. Почти никуда не ходит. Ну иногда с Людмилой в кафешку или в кино. Любит мелодрамы смотреть. «Титаник» смотрела три раза за это время. Есть компьютер! (Ура!). К сожалению, не могу посмотреть, чем она там занимается — слышал пару раз характерное щелканье клавиш и звук загрузки Винды. Иногда приходит домой — бросает сумку в коридоре, поэтому не слышно вообще ничего. В другие дни несет сумку в зал и оставляет ее на столе. Хотя, когда сумка находится в коридоре, мне проще — сразу вижу и слышу, когда к ней кто-то приходит. Один раз в гости приходила Людмила. Блаблабла — бабские разговоры ни о чем. Конечно же, перемывают кости каким-то мужикам и вспоминают подруг. Еще раз был почтальон. Она расписывалась за какое-то письмо. В этот момент и обнаружила мой «подарок». Говорит: «Ой, что это за ручка? С работы унесла, наверное!». Смешно! Пару раз забегала соседка — просила какую-то ерунду кулинарную типа соли или дрожжей. Не помню точно. Итак, Берта живет одна. И нет у нее никакого мужчины. —————————————— Глава Третья — Иван (любитель покушать..) Может ли образованная женщина за одну ночь стать героиней порно-фильма и обрести счастье с сантехником? Год назад Катя бы ответила, что нет! Она как-то изучала женский форум, представительницы прекрасного пола мечтали там об успешных юристах, финансистах и бизнесменах, а мужчины называли их меркантильными. Все смотрели на обычную мужскую работу через призму стереотипов. Вряд ли Катерина с тех пор стала намного умнее, но после неудачного знакомства с Рудольфом таких стереотипов у нее стало значительно меньше. Классный смеситель, — сказал Иван, открывая дверь в ванную комнату. Сюда можно довольно кратко расписать как он починил кран, а затем остался ночевать Когда Иван пришел к Катерине, чтобы устранить течь в раковине, то он напомнил ей бездомного кота. Действительно, считается, что сантехники небритые, неопрятные мужики. Но ведь почти каждый непристроенный представитель мужского пола именно так и выглядит. Зато потом Она появляется в его жизни… Буквально через два дня Ваня стал походить на домашнего кота, довольного, отмытого и лощеного. Еще один стереотип в обществе таков, что в силу низкого интеллекта сантехник не может найти “чистую” работу. Но по мнению Ивана (и за это нужно ему поклониться) чистая — значит, хорошо выполненная работа. Как-то он повел Катю в огромную квартиру, расположенную в элитной новостройке. Это я сделал! — сказал он, раздуваясь от гордости, открыв потайную дверцу, за который спрятались датчики и трубы. Ооо! Здорово! Никогда такого не видела! — сказала Катя, с трудом оторвав взгляд от репродукции картины “Девятый вал” Айвазовского. Оценить его работу по-достоинству она не могла. Но работу он действительно выполнял качественно. А еще у него были друзья. Электрик Тимофей и строитель Рустам, который плохо говорил по-русски. Круг общения Ивана, конечно, оставлял желать лучшего. Иногда его друзья приходили в гости и Катя, стараясь удивить своего нового мужчину, готовила им изысканные блюда. Еще этим она надеялась закрепить пока еще зыбкие и не до конца сложившиеся отношения. Люська постоянно ей зудела, что хорошая должность – это статус, а электрик или сантехник – клеймо на всю жизнь. Но ведь не каждый мужчина может стать председателем правления Сбербанка или акционером какого-нибудь Нефть-Оил-Сервиса. Просто мужчин на свете не хватит. А когда Катя поймала Ивана в туалете за чтением книги, то зауважала больше. Продолжение следует.. устала Анекдот в тему. В деревне рассказывает одна соседка другой: — Ко мне Васька-тракторист повадился ходить. Ходит и ходит , что ему надо — ни как не пойму. Вот вчера вечером пришел, я ему рюмку налила — выпил, тарелку борща поставила — съел, потом меня трахнул и ушел. А зачем заходил так и не сказал.

Джокер (РЕВНОСТЬ СЦЕНА) Он сидел за столиком в небольшой кафешке. Джинсы, серый свитер, очки в темной роговой оправе… В руках он держал смартфон, экран которого потух. Фотографии влюбленных пар на стенах небольшого зала напоминали ему о ней. Вот, на одной фотографии блондинка прижалась к темноволосому красавцу, а он покровительственно ее обнимает. На другой — пара влюбленных, фото со спины, они идут к морю, держатся за руки. На третьей — рука, мужская рука, за которую держится девушка. Она влюблена в него, в мужчину, чья рука является ее продолжением. Он закинул ногу на ногу и, казалось, выглядел уверенным. Но руки, сжимающие смартфон, дергались в бешеном танце. Изредка колено верхней ноги также начинало подергиваться, повторяя безумный танец рук и пальцев над столом. Когда официант принес ему чашку с чаем, он выпил ее залпом. Судорожно сжав пустую чашку в руке, он опустил голову на локти, просто потому, что он чувствовал себя уставшим. Но он не переставал через прикрытые веки наблюдать за входом в кафе. Когда официант слегка дотронулся до его плеча, он резко дернулся: — Что? Его голос был тихим и слегка сиплым. В глазах играли искры раздражения. — Мне показалось, что Вы уснули, извините… — Я не сплю. Принесите рюмку водки. — Хорошо. Ночь подкралась незаметно. Кафе окунулось в полумрак, и лица посетителей расплывались и казались какими-то белыми пятнами. Когда в кафе зашла Берта, он дернулся, вжался в спинку стула. Она легкой походкой проплыла к соседнему столику. Ее светлые волосы казались такими яркими на фоне ночной мглы, что ему привиделось, будто от них исходит голубое свечение. Со своего места он пристально смотрел на нее, и ее фигура в серой ветровке и темных джинсах, подчеркивающих фигуру, показалась ему неприятной. И даже это отвращение для него было притягательным. Она сняла ветровку, села за стол и протянула руки вперед. Их тут же накрыла мужская рука с крупными часами на запястье. Он сильнее вжался в спинку стула и услышал резкие звуки музыки, которая почему-то стала звучать в его воспаленном мозгу все громче и громче. Он сжал в руках смартфон. Резкая боль в пальцах пробежала по всем нервам, задевая каждую частичку его тела и души. С ее стороны послышался звонкий женский смех. Он вскочил и быстрыми шагами направился к соседнему столику, наблюдая, как вторая мужская рука тянется к ее коленям. Он подбежал сзади практически вплотную к ней. -Берта! — крикнул он. Она обернулась, и он опешил. На него смотрела другая женщина. Он не знал, что сказать. — Вы кого-то ищете? — спросила она. Это был чужой голос. Это была не она. Его ввели в заблуждение красная ветровка и светлые волосы. — Простите, обознался… — Джокер отвернулся от незнакомки, и, пошатываясь, вышел на улицу… ———————————-