В стене заплатка – темное окно,
Снаружи  жизнь играет в чьи-то тени. 
А в нас: плюс минус, цифры, знак «равно» 
И сбитые в падении колени.

Несем в себе незнание и боль,
И ждем любви сквозь занавес потери.
И душу режем так и сяк, и вдоль,
Чтоб для любви открыты были двери.

Как будто бы играет в поддавки
Любовь, опять приходит и уходит.
И снова на коленях – синяки,
И вновь вопрос: «Что с нею происходит?».

На коже рук оставила тепло,
На стенах блики, томный скрип кровати,
От жара запотевшее стекло
И негу от оборванных объятий.

И снова мы  желаем осознать
Любовь математическим решеньем.
Но с цифрами любовь не уравнять.
Она не поддается исчисленьям.

Ее не встретишь в шорохе купюр,
В изгибах губ, окрашенных помадой,
И брошкою на платье от кутюр
Она не привлекает блеском взгляды.

Она как мотылек — огонь свечи,
Готовая чуть что — разжечься в пламя.
И с виду незаметная почти
Любовь всегда порхает между нами.

Бывает так: присядет на рукав
И улетит. А мы, под жаром страсти
Понятие «любовь» к рукам прибрав, 
Живем «в любви» и душу рвем на части.

Любовь горит живительным огнем,
Тебя согреет в темном мире светом,
Она не может жить в тебе одном,
И в женщине она горит ответом.

Когда ее проносишь сквозь года
С терпеньем и с нежностью в достатке,
И женщина любимая когда
На 100 твоя, и вовсе не загадка,

Когда ты скажешь «лю», она про «бовь»
Уже твое закончит предложенье —
Вот это настоящая любовь,
А не игра и в страсти заблужденье.